Смешные истории #503

Image-15

Истории читателей.

Инвестиционная контора. Принимает деньги клиентов, вкладывает в различные акции. В штате, естественно, высокоумные биржевые аналитики.
Офис у фирмы без изысков - опен. Только у начальства кабинеты. В углу опена сидит средних лет дядька, обложеный горами лотков. Это Александр Дмитриевич (дядьСаша, Санечек-для старых работников, Митрич для пары начальников), архивариус. Все документы сходятся к нему, он же поднимает их из архива если надо. Тихий и малозаметный функционер. Работал еще в те времена, когда никакого архива не было, а фирма под другим именем чем-то ширпотребным торговала.
-Биткоин растет! - радостно провозглашает Михаил. Молодой, но жуть какой перспективный зам. нач. департамента валют. - Растет, красавчик! - Миша в этот биткоин верил, как в ангела небесного. Майнинг организовал. Всем уши прожужжал, кое-кого и вложиться уговорил.
Была зима 2017г. Бит-монетка взлетала, как будто ей залепил пендель обозленный Шрек.
-Херр Михель. - раздался голос из архивного угла. - Я желаю продать свои биткоины.
-Не сходи с ума, дядьСаша. Он растет! Подожди до посленовогодья - мы миллионы заработаем.
-Миша. - повторил архивариус. - Я желаю продать свои биткоины сейчас. В конце концов я выступаю сейчас как клиент и могу сам решать куда вкладывать мои деньги!
-Александр Дмитриевич, я вам повторяю - это ошибочное решение.
-Кхм-с. Мне зайти к Василию Константиновичу?
-Вы делаете ужасную ошибку! - реально обиделся Миша. - Вот увидите!
-Я желаю продать свои биткоины. Половину переведите а британские фунты, половину - в юань.
-Старый дурак. - бурчал Миша. - Еще, небось, медный пятак помнит. Что не в кармане - то, типа, не его. Ну посмотрим, как будешь локти обкусывать.
До НГ дядьСаша успел вложить свою премию в какие-то канадские акции, обидев еще и спеца Наденьку.

Отгремел Новый Год. Дата поменяла хвостик с 7 на 8.

В день, когда всемогущий биткоин рухнул в унылое говно, герр Михель стал в цвет своей рубашки - белым. Офис шептался, поглядывая в угол. Михель вылез из кабинета начальства, где ему только что вставили телеграфный столб по самые гланды.
-ДядьСаша! - взвыл несчастный, простирая руки к небесам. - Как вы вообще догадались, что это спекуляция? Вы же не специалист, не аналитик!
-По принципу дрожжей. - невозмутимо ответствовал Санечек.
-Поясните.
-Видите ли, герр Михель. После армии мне довелось года этак три поработать водителем-ассенизатором в родной области. Так вот, я точно знаю - если дерьмо поперло из ямы, когда там должно быть не больше половины - нефиг рассуждать о всяких высоких материях. Просто какой-то гад закинул туда пачку дрожжей. Вот и на рынке - если что-то ни с того, ни с сего взлетает ввысь - ищи спекуля. А спекулю выгоден только свой карман. И так со всем - акции, валюты, обещания, цены... Не расстраивайтесь, герр Михель. Безошибочных не бывает. Все когда-нибудь попадаются.
-И вы попались?
ДядьСаша вздохнул.
-Я так женился.
*
"...Подойдя к мольберту, на котором стоял портрет женщины в натуральную величину, [...] почти голой, господин Жаке сказал:
— Какая красивая зернистая кожа! Тот, кто повесит это у себя на стене в спальне...
— Это портрет жены одного из моих покупателей, - продолжал Жерве.
— Надо же! - воскликнул его собеседник. - Должно быть, ему некогда скучать, этому вашему покупателю. И он разрешил ей позировать в таком виде?
— Это не ее тело. Я сделал только небольшой этюд головы; для всего остального позировала натурщица.
— И ваш покупатель остался доволен?
— Думаю, да. Он сразу же спросил у меня адрес натурщицы..."

(c) Анри Перрюшо, Амбруаз Воллар
Таможенник Руссо. Воспоминания торговца картинами

*

Сегодня разговаривал с тётей, деда вспоминали. Рассказала мне она такую зарисовочку, из биографии деда, что я никогда не знал. Вот решил поделиться. Будет не длинно, не беспокойтесь.

"Ах эти Сочи..."

Эпиграф:
"Это вроде мы снова в пехоте
Это вроде мы снова - в штыки
Это душу отводят в охоте
Уцелевшие фронтовики" (В.С. Высоцкий)

Дело было в самом начале 1970-х. В те годы, несмотря, что существовали гостиницы и санатории, многие граждане ездили в свой заслуженный отпуск к морю "дикарями". То бишь, приезжали в курортный город, скажем Ялту, Евпаторию, Алупку, Палангу, или Кисловодск, и искали подходящее жильё уже на месте. Процесс не сложный, ибо приезжающих встречали толпы местных жителей готовых приютить туристов за разумную цену. Плюс стены вокзалов и аэропортов были увешаны объявлениями о сдаче. На крайняк можно было спросить за жильё у таксистов или водителей автобусов, уж они то завсегда могли присоветовать приют. Другое дело, соотношение цена-качество работало отнюдь не всегда. Бывало и за рубль в сутки находилась вполне уютная комнатка или веранда недалео от пляжа, но бывало, что и за трёшку условия желали лучшего.

Бабушка моя в отпуск ездить не любила, и практически никогда не ездила, мотивируя это тем, что "Врач, тем более хирург, это не работа, а призвание, а посему должен быть всегда на посту. Вот выйду на пенсию, тогда отдохну." Поэтому, обычно в отпуск дед мой ездил сам с дочерьми. Сначала с обеими, а потом, когда моя мать поступила в институт и уехала, то лишь с младшей (у моей матери с сестрой большая разница в возрасте). В тот год он с дочкой порешили ехать в Сочи.

Дед с бабушкой были люди простые, отнюдь не Крезы, ибо государство Советское школьных учителей и врачей большими зарплатами не баловало, а посему запланированный жилищный бюджет был рубля полтора в сутки. Помыкавшисть-потыкавшись нашли на первый взгляд вполне приличный вариант, правда за два целковых. Комната в двухкомнатной квартире, и совсем недалеко от моря. Условия несколько "спартанские", но тогда и запросы были куда скромнее нынешних. Дед к изыскам не привык, а пятнадцатилетней девчонке много и не надо.

Но очень скоро выявилась и проблема. Валя, хозяйка, была приветливая, миловидная женщина, лет 27-28, а мужу её было лет 30, здоровенный бугай. Когда трезвый - всё ничего, но по пьяни на него накатывала жуткая волна ревности. А так как поддать он любил, то чуть ли не через вечер, в квартирке был скандал, с криками и матюгами. Конечно, дед не вмешивался, милые бранятся, только тешатся, тем более, что хозяева отношения старались выяснять либо в своей спальне, либо на кухне. Но в общем атмосфера была токсична, посему в квартире лишнее старались не задерживаться, с утра позавтракали и ушли, вечером пришли, перекусили и спать. По сути, "здрасте-до свидания".

Однажды вернувшись вечером они застали омерзительнейшую сцену. У Вали на лице лиловел приличный бланш, а бухой муженёк гонялся за ней по гостиной с ножом в руке вокруг стола.
- Хахаля завела? Порешу курву. - орал новоявленный Отелло.
- Костик, миленький, перестань. Никого у меня нет - уговаривала она ревнивца, держась на дистанции.

Это было уже чересчур.
- Нож брось и иди проспись. - сказал дед.
- Ты не на фронте. Раскомандовался тут. - повернулся хозяин и пошёл на деда с ножом. - Я тебе покажу, ... - но закончить фразу не успел.
Неказистый учитель математики на отдыхе изменился в доли секунды. В мгновение ока дочка оказалась сдвинута за спину, а бузотёру в лицо полетела авоська с продуктами. Ещё мгновение, в левой руке оказалось мокрое пляжное полотенце. Дальнейшее слилось в одно движение и не заняло и пары секунд. Нож отлетел звякнув, бугай лежал на полу с вывернутой рукой, а дед его держал за горло.
- На фронте я бы тебя собственное дерьмо жрать заставил бы. Только шевельнись, и я тебе кадык вырву. - убедительно пообещал дед и длинно выругался. Бугай был раза в полтора больше, но шансов у него было никаких. Он обмяк и лишь испуганно хлопал глазами.

Девочка смотрела в шоке. Добродушный недотёпа папа (а какой подросток не смотрит на своих родителей свысока) исчез. Перед ней стоял совершенно другой человек. Тот самый ШИСБровец который давно, когда её даже на свете не было, мог одной фразой поднять взвод мужиков в атаку или в ночь повести их за собой делать проходы на минном поле. До дрожи, до ужаса, другой человек, и в то же время до боли в висках, такой родной.

- Ты успокоился? - спросил дед.
Костик покорно кивнул.
- Пшёл в спальню. Только попробуй ещё раз руку поднять или голос повысить.

Мужик как испарился, спрятавшись в комнате. На кухне тихонько подвывая плакала хозяйка. Дед собирал рассыпавшиеся продукты, развешивал полотенца, и старался не встречаться взглядом с дочкой.
Ночью, спросонья ей показалось, что она слышала как отец шепчет:
- А руки то помнят. Забыть бы всё. Забыть, забыть, забыть...

На следующее утро, как обычно, они пошли на пляж. Она играла в карты со сверстниками, плавала, ела мороженное, а он почти целый день молчал. Иногда девочка чувствовала, что отец пристально смотрит на неё, но если она замечала его взгляд, то он смущённо отворачивался и смотрел на волны, вспоминая что-то.

Остаток отпуска в квартирке было тихо, Кости было практически не слышно. Домой он возвращался попозже и всегда трезвым. Если он и попадался на глаза, то хмуро кивал головой и бочком-бочком исчезал. Перед самым отъездом девочка услыхала разговор хозяйки с дедом:
- Давайте я вам цену скину, хотите за рубль в сутки?
- Что вы, что вы, мы же договорились.
- Тогда возьмите фундук, я сама собирала. Он вкусный. И пирожки в дорогу.
- Вот за это спасибо. Не откажусь.
- Знаете, Костик хороший парень, просто когда выпьет, сам не свой становится. - вдруг неожиданно сказала она, как бы оправдываясь.
- Я понимаю. - вздохнул дед.
- Может в следующем году вернётесь, я не дорого возьму?
- Не знаю... не знаю...

В Сочи они вернулись через несколько лет, но остановились в совсем другом месте.

Прошло больше 45 лет.... Дедушка был болен, он и сам осозновал, что ему недолго осталось. Хотя физически он ослабел, но разум его был ясен. Незадолго до смерти он вдруг сказал моей тёте:
- Ты помнишь тот вечер в Сочи? Я до сих пор не извинился перед тобой. Ты уж прости меня, если сможешь.

Теперь меня вопрос мучает. Как по мне, так он тогда правильно поступил. Почему же он прощения попросил? Почему?
*
Работаю врачом в одной из столичных больниц. Пришел к пациенту, оперированному накануне (к слову, мужчина лет 60). В связи с развитием анемии после операции рутинно сообщил о необходимости выполнения гемотрансфузии (проще говоря, перелить кровь). Пациент категорически отказался:
– Ни за чтo, нe дaй бoг, а вдpyг мнe перельют кpoвь гeя?!
Видимо, кровь идиота eмy yжe переливали…
*
Преамбула. История, что слышал я за свое детство раз двадцать. Вскоре после окончания Великой Отечественной на освобожденных территориях полубеспризорная ребятня лет по 8-9, включая моего батю, накопала патронов со снарядами и решила устроить салют. Развели костер, положили боеприпасы. Батя мой решил за валун спрятаться - он один в живых и остался.

Амбула. Вузовские военные сборы. Приводят нас к ангару, подгоняют технику, начинают демонстрировать перегрузку изделия с ТЗМ на установку. В последний момент я вспоминаю преамбулу и решаю, что лучшая наблюдательная позиция - из-за угла железобетонного ангара. Потихоньку отступаю за угол - и оказываюсь в компании всех наших сопровождающих офицеров, уже спрятавшихся там. Начальник сборов:"Ты куда?" Я:"А вдруг ебнет? Нужно же кому-то в чрезвычайной ситуации непрерывность руководства обеспечивать!" Местный куратор заржал:"Во, из пятидесяти студентов только один с мозгами нашелся, на шаг вперед ситуацию продумал!" Все последующие тесты с экзаменами на ВК я сдавал с полпинка - все офицеры знали, что я буду "обеспечивать непрерывность руководства в чрезвычайной ситуации".
*

Не подпишу!
Гвозди б делать из этих людей:
Крепче б не было в мире гвоздей.
Н. Тихонов

СМИ: Взглядvz.ru › news › 2020/11:
«Глава Управления общих служб США Эмили Мерфи отказывается признать Джо Байдена победителем на президентских выборах, что не позволяет начать переходный период в стране, сообщили СМИ. «Утверждение еще не состоялось. Управление (GSA) и его глава будут продолжать соблюдать все требования закона», – говорится в сообщении ведомства».

Это сообщение напомнила древнюю историю: то ли быль, то ли легенду Военно-Медицинской академии, рассказанную Андреем Ломачинским в его страшновато-интересных «Записках судмедэксперта».

По словам автора советские медики в конце шестидесятых были готовы к тому, чтобы осуществить трансплантацию человеческого сердца. Проведены были сотни успешных операций на животных, светила медицины были уверены в успехе, у хирургов, можно сказать, «руки чесались».
Короче, с медицинской стороны проблем не наблюдалось, а вот юридические казались труднопреодолимыми: в качестве донора нужен «мертвый человек с работающим сердцем» - ну, как-то так. А как такого мертвым признать? Иначе – убийство! Нужна была поддержка «сверху».
Согласование в Минздраве с самого начала представлялось бесперспективным. Решили действовать через Министерство обороны – там люди более решительные. Однозначного «Добро!» и оттуда не поступило: получится – «победителей не судят!», а облажаетесь – не обессудьте… В качестве прикрытия был разработан некий Акт, подписание которого должно было означать, что донор «скорее мертв, чем жив». В утвержденном акте были закреплены фамилии 10-ти врачей ответственных за диагноз, свободная для заполнения графа для согласования с ближайшим родственником, и фамилия лаборанта, подпись которого подтверждала бы совместимость органов донора и реципиента, пункт скорее формальный. Этим лаборантом была выбрана молоденькая выпускница ВУЗа.
Дело оставалось за донором. Случай не заставил себя ждать: 17-ти летний угонщик на мотоцикле – элемент асоциальный во всех отношениях, но в рамках решаемой задачи, это роли не играет, главное, что голова вдребезги (энцефалограмма ноль), а сердце бьется. Время деньги – необходимо срочно подписать документ. С подписью единственного родственника – матери-алкоголики – никаких проблем (три бутылки водки – это же не взятка – просто помянуть). Срочный консилиум, светила медицины поставили свои подписи под «приговором», готовится операционная. Осталась формальность - одна подпись. НО…
Девчушка-лаборант заявляет: по документу перед подписанием должна осмотреть пациента, откуда-то достает стетоскоп, пощупала, послушала и тихо так говорит: «Он живой. Не подпишу я!». Не помогли ни убеждения (посмотри энцефалограмму), ни угрозы (уволим), ни упрёки в низкой компетентности: «Если я ноль – делайте без моей подписи». А документ с фамилиями специалистов уже утвержден в Москве!
Как выйти из положения решили не сразу. Но в конце концов новый документ с новым лаборантом согласовали в столице, но прошло время: донора в таком состоянии держали 8 дней – тоже искусство!
Назначили новый консилиум, но он не понадобился – накануне ночью на энцефалограмме появились какие-то ритмы – «пациент скорее жив!». Через некоторое время отключили от ИВЛ. Дальше – больше, пациент начал подавать видимые невооруженным взглядом признаки жизни, пытался говорить... Короче, медицина оказалась бессильна перед желанием человека жить!

На этом заявленная тема о «железных» людях, в принципе, завершена. Хотелось бы только отметить, что в обоих случаях, таковыми были женщины.

Финал истории, подозрительно оптимистичный, но, тем не менее, вполне вероятный, к теме уже не относится, но интригует.

«Асоциальный элемент» по словам автора, после длительного лечения, включая психиатрическую клинику, где у него и появились сверхспособности, умудрился за 2 года закончить МИФИ, что-то изобрел и «засекретился» на каком-то «почтовом ящике». Последствия аварии остались: судя по описанию автора, голова героя походила на портрет, выполненный последователем кубизма. Но, каждый год в день, когда лаборантка отказалась подписывать акт, он привозит ей, уже опытному врачу другого медицинского учреждения, «ведро цветов».

Интрига в том, что история с «покушением» на пересадку сердца была секретной: о характере операции и об акте, который был уничтожен, знал очень ограниченный круг лиц, и распространяться о таком «приговоре» было не в их интересах. «Лаборантка», до первого визита своего «крестника» была уверена, что он умер. Сам герой, по нашим представлениям, не мог помнить обстоятельства своего воскрешения, но откуда-то их знал… и категорически не общался с врачами в военной форме.
врачи
*
Была у меня училка английского, носитель языка из Нью-Йорка. Сняла в Тюмени квартиру и больше года тут жила, преподавала в здешних языковых школах. Девушка она была приятная, бойкая и любознательная, и ещё сама учила русский. Что вызывало безусловное моё уважение - ей было гораздо труднее, чем нам.
И вот как-то на перерыве, вслушиваясь в наши разговоры, она услышало новое слово. А слово было "заподлицо", мы тогда с парнями стройку обсуждали.
Новое слово ей чрезвычайно понравилось и она его сразу записала. Мы ей как смогли объяснили его значение, она вроде примерно поняла и до конца урока радостно и как-то даже мечтательно повторяла: — zapodlitso, zapodlitso, zapodlitso...
А потом отмечали мы с группой какой-то праздник и после кафе зашли к ней на афтепати по рюмке выпить. А дома нас её кот встречает, ей соседи подарили.
И вот тут выяснилось, что кота она назвала Заподлицо.
*
Острый нож

Нож этот мне друг подарил. И он, и я не суеверные, и если я дал ему за этот нож какую-то монетку, то чисто по традиции.
Вот уже лет двадцать этот клинок живет в моих машинах, меняя их, когда я их меняю. Сталь – не знаю какая, но заточку держит нормально, нормально и точится.

Этот нож не является холодным оружием уже по двум явным признакам – по недостаточной толщине клинка и явно недостаточной жесткости крепления клинка в рукояти.

Нож этот со мной на всех рыбалках, во всех походах и поездках. Только отправляясь на Украину оставлял его в гараже.

И вот однажды на Ахтубе подходит ко мне наш идейный и фактический руководитель Слава со словами: «Вить! А давай филе сазана на углях испечём?! Я – нарежу, а ты – пожаришь! Дай только твой нож».
Я отвечаю: «Говно-вопрос! Нож – вон. Бери. Только ты осторожно! Я его только-только Ракетчиковой точилкой наточил».

Слава забирает нож и уходит. Выбрал он из садка среднего размера рыбину – килограмма на четыре с половиной. Я, спиной к нему, разжигаю мангал. Минут через пять слышу: «Вить, бинт есть?»
Достал я бинт из аптечки, завязал ему сильно рассеченный палец. Филе пришлось нарезать мне самому под его руководством.

Обидно потом было, что порезался он зря. Потому что, когда они уже все сидели за столами, а я снял с углей превосходно испеченное филе, сдобренное специями (я попробовал присохший к решетке кусочек), сложил это филе в большую пластиковую миску, понес к столам, - оступился и все выронил в песок. Услышал тогда в свой адрес много новых для себя выражений.

Прошло месяца два-три.

Решил я подлатать крышу гаража, и позвал Славу на помощь. Работы там было немного. Запланировали на вечер пятницы – с мангалом, мясом и пивом.

В пятницу Слава привел ещё одного своего друга. Я с ним раньше не был знаком, а он в этот день проставлялся за третьего сына.

Залатали прореху на крыше, разожгли мангал. Этот Дима начал нанизывать мясо на шампуры. Когда поворачивается ко мне: «Вить! Куски крупноваты. Нож есть?»
Я лезу в багажник, протягиваю ему рукояткой вперед нож. Слава оглянулся на нас и сказал: «Дима, осторожно, - нож острый!»

Через минуту Дима спрашивает: «Вить, бинт есть?»

***
PS
Написал эту историю давно, но не выкладывал почему-то. И оказалось. что не зря, потому что тема продолжилась.

Писал уже, что был с тинейджерами на турслете этим летом.
Общался немало с мальчишками, зашел раз разговор и о ножах.

Объяснил им, что красивые тесаки, которые они взяли с собой, годятся только для нащипывания лучины. Но и для этого гораздо удобнее использовать небольшой хорошо заточенный топорик. А вообще в походе нужно иметь среднего размера столовый нож. Который пригоден и картошку-морковь почистить, и лук пошинковать, и рыбу выпотрошить и почистить, и палочку обстругать. И вообще для всего. Рассказал им и про этот свой нож, клинок которого, хоть и длинноват, но сам он имеет уже свою историю.
Пацаны спросили, конечно: «Николаич! А нож-то этот у тебя с собой?»

Я полез в багажник. Достал. Дал им в руки. И тут кто-то меня позвал, я отвернулся. И слышу за спиной: «Николаич! Бинт есть?»

Я испуганно обернулся. А эти мальчишки смеются. Они не порезались, - просто прикололись надо мной удачно…


Читайте также:

 

 

 

 
Лента не найдена