Интимные истории #608

Image-78

Минут через пятнадцать меня охватила скукота.

Я ожидал, что сейчас из палатки выскочат Нина и Иван, а я ошарашу их внезапным появлением и в шутливой форме жахну, в том, что они попались. Я даже на миг представил смеющиеся глазки второй половинки и озадаченный вид беззубого Ивана. Моя обида за вчерашние уроки плавания растворились, как школьные годы. Я находился в приподнятом настроении и думал, что затем, вместе с Иваном, раскупорим бутылочку коньяка. Секунды бежали, складываясь в минуты. Но ничего не происходило. Абсолютно ничего. Я будто сидел в кинотеатре перед белым экраном в ожидании начала сеанса, в неведении того, что его отменили. Проскрипели добавочные десять минут.
«Что Иван так долго делает в моей палатке? Почему они не выходят?», — гадал я мучительно.
Меня стало терзать любопытство и, чтобы не растерзало полностью, я поменял дислокацию, приблизившись на шаг к морю и палатке.
«Допустим, Нина проснулась, а Иван это заметил. Естественно, он пригласил её искупаться, а Нина заартачилась. И беззубый стал уговаривать, чтобы убедить её в этом!», — думал я.
Я повернул ухо в сторону палатки, силясь что-нибудь расслышать, но морской ветер и прибой нещадно глушили остальные звуки, как пьяное караоке.
««Вдруг ей понравился Иван, и она согласилась вовсе не купаться, а заняться сексом? Или ещё хуже – она влюбилась в Ивана, ещё вчера, когда он гладил ей киску? Не зря Иван сделал комплимент, что у неё «волшебно-изумительная кожа». Может Нине понравились его слова и прикосновения?!»», — огорошила неприятная догадка.
Мой внутренний голос, категорично возразил, чтобы я вспомнил ночные слова Нины о семейном предательстве. Моя супруга твёрдо сказала, что не станет изменять мужу! Я успокоился, но ненадолго, как малютки-двойняшки.
«А, если Нина вовсе не проснулась? Нина спит крепко, а Иван воспользовался и снова трогает её выступающий лобок? Или тихонько трётся головкой, подбираясь к заветному месту, чтобы трахнуть? », — я покинул место наблюдения и вприпрыжку начал, спускаться. Канистра с водой пришлась к месту, добавив моим затёкшим и колченогим конечностям турбо – скорости. Мои фантазии распушились бурным борщевиком.
«Вряд ли Нина спросонья поймёт, чей член вошёл – мой, Ивана или кого-то ещё! Тем более, если жена будет лежать на боку, она не увидит партнёра! Нина просто примет удобную позицию и подстроится под темп! Она продолжит, видеть сны. Для неё это не станет изменой, ведь Нина будет думать, что это я! А для Ивана половой контакт станет подарком», — кипятком ошпарило мозги. На этот раз внутренний голос затравленно промолчал, как собака, которой надели ошейник.
Я приблизился к палатке. Поставив канистру на землю, сделал острожный шаг, словно хотел шандарахнуть спрятавшую крысу. Я ступил на порог палатки и на меня буквально налетел Иван. Его веко испуганно задергалось, словно он увидел Посейдона во всём его грозном, морском величии. Он был смят и смущён, выглядев неловко и смешно. Я от души расхохотался.
-Попался! – я нацелил на него указательный палец, будто дуло пистолета.
-Борисик, ты нас напугал! – недовольно окатила Нина за спиной беззубого. Она лежала под простынёй, натянув ткань до подбородка.
-Ниночка, для твоего утреннего кофе принёс воды! – я похвалился своим ранним пробуждением.
-Налей мне чашку? – заказала она.
-Хорошо, Нин! – я обернулся к мужчине, — Иван, а ты, как здесь оказался?
Веко перестало дёргаться. Я заметил, что Иван обрёл уверенность, избавившись от недавней робости. Ему хватило нескольких секунд, чтобы взять себя в руки.
-Ходил по пляжу и искал тебя, Борис! – он кинул косой взгляд на мою жену и непроизвольно поправил ширинку, — чтобы пригласить, опохмелиться. Нигде тебя не оказалось. Заглянул в палатку. Увидел Нину. Разговорились. Мы гадали, куда ты мог подеваться?!
Я хлопнул его по плечу, будто нечаянно встретил армейского товарища. Мне стало приятно, потому что такими же страдальцами, желающими избавиться от бурного похмелья, кишела великанская палатка, а Иван выбрал именно меня.
-Иван, мы думаем об одном и том же?! У меня есть бутылка коньяка. Хлопнем пару рюмок? – я разговорился, как одномандатный кандидат.
Иван щербато улыбнулся. Он не преминул снова посмотреть на Нину.
-Да, Борис! Мы, как братья, думаем об одном и том же!
Иван обошёл меня сбоку. Я обрадовался, что он причислил меня за близкого родственника.
-Ниночка, ты к нам присоединишься? – слащаво поинтересовался Иван. – На рюмочку или кофе?
Нина надула губки.
-С утра пить коньяк не буду!
-Хорошо! – тут же спасовал беззубый, — тогда на чашечку кофе?! Одевайся. Мы будем ждать!
Меня немного насторожило слово «одевайся». Но я тут же пришёл к мысли, что Иван заметил, что Нина закрыта, под подбородок, одеялом и поэтому сделал верное умозаключение, что Нина голая. Я понимал, что мужчины видели мою супругу во всей девичьей красе, но тешил себя ложными надеждами, что в ночной мгле и в нетрезвом состоянии курортники не рассмотрели прелести моей второй половины.
-Ниночка, мы можем с Борисом надеяться, что ты выпьешь с нами кофе? Твой муж принёс свежей, родниковой воды!
Его потуги были не в пример мишиным, но веяли одержимой контрреволюцией, вдохновляя на подвиг.
-Окей! – она странным образом смягчилась. – Приду! Только оставьте меня в покое! Брысь отсюда!
Для меня и Ивана это сослужило приказом. Мы поспешили из палатки, будто от роя жалящих пчёл, но на выходе задержались.
-Ниночка, ты…, ты…, — беззубый замедлился, будто села батарейка, — ты не одевайся!
Нина отпихнула простыню, эротично обнажив линию бедра и оголив плечи. Она целенаправленно оставила закрытым волнительные, половые губы, словно испытывая на крепость нервов. Мы с Иваном засмотрелись на открывшуюся, естественную красоту девичьего тела.
-Не смотрите на меня!
Нина игриво поправила длинные волосы, подняв руки. Её подмышки были безупречно чистыми. Видимо поэтому Михаил не смог, удержаться вчера, чтобы не пощекотать. Я увидел знакомую, глубокую выемку на худых ключицах. Захотелось обнять Нину за талию и прижаться губами. Иван рассматривал её, счастливыми глазами, словно вёл Нину под венец. Я понял, что Нине приятна подобная минута славы. Иван сиял, как колёсные диски.
-В жизни не видел такой красоты!
Мне почудилось, что беззубый картаво шепелявит и словно врос в землю. Нина высокомерно улыбнулась. Она примеряла комплименты тоннами, превратившись в местную эгоистичную звёздочку. Впрочем, жена владела ситуацией и тонко чувствовала себя хозяйкой положения.
-Идите уже! Я скоро присоединюсь.
Мы вышли из палатки. Иван помог мне разжечь костёр и установить чайник. Я достал бутылку коньяка и стаканы. Нарезал хлеб и открыл консервную банку с тушёнкой. Иван не торопился, уходить и с радостью принял предложение.
-Хорошо пошла! – я выпил начальный стопарик и подумал, что вскоре все курортники переселятся сюда, ко мне и Нине. Я улыбнулся внутренним мыслям. Нина притягивала мужчин, как совсем недавно околдовала меня.
-Ух, ты! Действует, как бальзам на сердце, — заявил Иван, и я снова удивился его способности выговаривать мысли с неким потайным подтекстом. То ли он оценил пятилетний коньяк, то ли до сих пор находился под впечатлением моей жены.
Мы добавили коньяк, разобравшись со второй рюмкой, когда вода в чайнике закипела. Иван вскочил, будто лакей. Как опытная ищейка отыскал чашку и заварочный чай. Я не мешал ему. Он хотел побегать за Ниной, и я с интересом наблюдал за его перемещениями.
-Ниночка, чай готов! – доложил Иван. Он вытянул шею, в нетерпеливом побуждении заглянуть в палатку.
-Иван, насколько помнится, вы приглашали на кофе или коньяк! Разве не так?! Кофе превратился в чай?– показалось милое личико. Палатка разразилась задорным и заливистым смехом.
Беззубый мужчина стушевался.
-Да, Ниночка! Кофе! Когда Вы рядом, то я становлюсь сам не свой. Сейчас будет исполнено.
Иван бросился к великанской палатке, к друзьям. Его способностям исполнять желания, позавидовал бы любой джинн. Через минуту он держал в руках жестяную банку, судя по этикетке, дорогого напитка.
-Выходи уж, Ниночка?! Мы скучаем! – заблеял он, как ягнёнок накануне Курбан – байрама.
Мне стало жаль Ивана. Он безответно полюбил чужую жену. Ему ничего не светило, но я не мог отнять у него, даже пустую надежду.
-Иван, давай выпьем? Нина одевается. Скоро выйдет, загорать!
Он не допил рюмку, отложив в сторону. Увидев, что я легко расправился со своей порцией алкоголя, он взял бутылку и с задумчивым видом драматурга — прозаика налил мне ещё. Я не стал перечить, лишь закралась хулиганская мысль, что бутылка коньяка не растянется на целый день, а окончится гораздо быстрее, чем запланировано. Дегустация перешла в дружеские посиделки. Я был против утренних возлияний, но затем успокоился, надев на совесть спасательный круг, что на отдыхе разрешается делать то, что в обычной жизни осуждается.
-Предлагаю, выпить за Ниночку? – сказал Иван и я отметил, что этот тост в последние дни слышу всё чаще и чаще.
Нина вышла в модном купальнике. Нежная и цветущая, как яблоневое белоцветье. Она подправила трусики на попе, чтобы предоставить тело для загара, более открыто. Иван живо подскочил.
-Ниночка, вот кофе! Или искупаемся?
Я пьяно улыбнулся, так как понял, что потерял собеседника. Теперь Иван превратился в безвольного раба жены. Нина приняла его предложение, окунуться в море.
-Иван, — я призвал его к мужской солидарности, — а как же коньячок? Смотри, допью…, тебе не останется!
-Позже, — впопыхах пробормотал Иван. Он засеменил за стройной Ниной.
Я усмехнулся, мысленно сравнив его с пыльным шнуром от старого телевизора. У меня возникло желание, выпить ещё, чем я, не задерживаясь, воспользовался. Но вскоре моё одиночество нарушили.
-Япона мать, Бориска, хлещешь коньяк с утра! – раздался возглас КЗП. Он выглядел мятым, как обычно по утрам, страдая от похмелья. Его борода была всклокочена и топорщилась в разные стороны. – Бухаешь и без меня?! Спрашивается – совесть у тебя есть?
-Совесть не дремлет! Захар Петрович, милости просим! – я помахал бутылкой перед его страдающим взором, который тут же разомлел, как горячий лаваш.
Я щедро налил полстакана благородного алкоголя. Его радости не было предела. Опохмелившись, Захар Петрович приосанился. Его плечи расправились, как ноутбук. Он пригладил бороду, став выглядеть идеальным и воскресным служителем культа.
-А, где Нинок? Спит, что ль?
-Неа…, проснулась, — я посмотрел на море, где качались на волнах две головы.
Бородач проследил мой взгляд.
-С кем она?
-С Иваном.
-Шустрый сучонок! Быстро схватывает…, на лету, – без тени злобы сказал КЗП. Он протянул мне пустой стакан, — Бориска, давай допьём твои запасы и пойдём к нам?
Я едва не уронил бутылку, когда потянулся за ней. К моему изумлению, рука потеряла твёрдость. Состояние порхающего мотылька сменилось тяжеловесным взлётом майского жука. Как на деревенской свадьбе, я и Захар Петрович шумно зашагали к соседнему дому. Пока шёл, я несколько раз споткнулся.
-М-мы не р-разбудим М-михаила и Р-рубена К-каримовича? – ноги стали заплетаться. Мне показалось, что песок более вязкий, мешающий ходьбе, хотя раньше такого не наблюдалось.
-Михон и Рубик любят гостей! Мне не нальют, а вот с тобой не зажилят. Мы заставим их поделиться, Бориска! – довольно хохотнул он.
Михаил и Рубен Каримович всамделишно обрадовались, когда заметили мою пошатывающую фигуру. Михаил удивлённо раскрыл глаза, когда я запнулся, но затем его лицо посветлело.
-Проходи, Борис, дорогой! Где ты успел, набраться? Где оставил Ниночку?
-Захарка сбил с панталыки? – поинтересовавшись, рассмеялся Рубен Каримович, — Захарка настоящий змей-искуситель на алкогольные заварушки. Борис, знай, что Петровича не перепьёшь! Даже не пытайся! А, где Ниночка?
Пока я раздумывал, на какой вопрос дать ответ, прежде всего, меня вежливо усадили. Очень понравилось, что курортники считали меня важным гостем. Я порывался, сказать что-нибудь мудрёное и умное, но мысль, как загустевшая сгущёнка застряла в горле. Появилась литровая бутылка водки. Я почувствовал свою значимость, когда каждый захотел со мной выпить. Начавшееся бурное застолье прервалось появлением Нины.
-Вот наша Ниночка! Привет, девочка! Салют, родная! – децибелы криков зашкалили, оглушив искренним мужским ликованием.
Я поднял голову. Сквозь замутневший взгляд, разглядел жену. Нина изумлённо разглядывала меня.
-Борисик, ты пьяный? – прощебетала супруга. Её реснички затрепетали.
Моя голова ухнула вниз.
-Я п-позволил с-себе расслабиться!
Прищурившись, отметил, что она поменяла купальник. Сквозь алкогольную эйфорию додумал, что мокрый купальник Нина повесила на верёвку. Я вспомнил, что она купалась с Иваном, решив искромётно пошутить.
-Г-где Ив-ван? Ут-тонул?
Я засмеялся громче остальных. Шутка показалась мне экстравагантной и оригинальной.
-Я здесь, Борис! Уже давно сижу возле тебя! – ошеломлённо послышалось слева. Раздался дикий мужской ржач. Нина осуждающе скосила глаза.
-Давайте выпьем за…, — КЗП не был оригинален в тостах.
Я сделал попытку, поднять пластмассовый стаканчик выше всех. Мне было ясно, какое имя прозвучит далее.
-…за Н-нин-ну! – мой язык перестал слушаться, но спиртное допил без остатка. Я хотел показать всем, как Нина важна для меня и, как я её люблю.
Далее происходило невероятное. Я почувствовал, что моя голова отяжелела, став пудовой. Тело обмякло, будто я приехал с далёкой вахтовой смены. Я обернулся, в надежде отыскать место, куда мог на время приткнуться. Вдруг мощные руки пролезли под мышки и приподняли меня.
-Бориска, подремли немного! Ты устал! — сказал кто-то вежливо.
Я с удовлетворением подумал, что был прав насчёт того, что моё раннее пробуждение и непродолжительный сон состряпали плохую службу. Особенно лестно было знать, что мои друзья-курортники прониклись моим состоянием и проявили чуткость.
-Положи его сюда! – прозвучало над ухом. Я ощутил тенёк и мягкую почву. Удобно устроившись, закрыл глаза. Мои уши ловили голоса, но я не мог разобрать характер беседы.
-Ниночка, а ты выпьешь с нами? – бархатным голосом спросил Рубен Каримович.
Её ответ был не самым категоричным. Казалось, что она сомневалась в правильности выбора.
-Ну, не хочу!
-Есть пиво и водка? – последовало тенором Ивана.
-Ну, хорошо! Пиво.
Прозвучал шуршащий звук и шипение. Это вынули бутылку пива из пакета и открыли пробку.
На мгновение затихло, так как все были заняты своими стаканами. Михаил обходительно поинтересовался.
-Ниночка, пиво понравилось?
-Да, с газиками и холодненькое!
-А ты горяченькая мартышечка! – пробасил мужчина голосом Захара Петровича.
Михаил продолжил тактично интересоваться.
-Ниночка, тебе понравилось с нами купаться?
-Прикольненько!
-Может, хочешь ещё? Минувшей ночью мы потеряли голову! Ты нас сильно возбудила.
Нина прыснула.
-Я заметила. Захар Петрович и Рубен Каримович вчера чуть не трахнули меня в воде.
Мне не понравились действия КЗП и носатого, в котором призналась жена. Я захотел, возмутиться. Но вместо этого только непроизвольно дёрнул ногой.
-Не нужно стесняться и бояться нас, Ниночка! – аккуратно наступал Михаил, — Ты красивая девушка! Мы не сделаем тебе больно!
-А я не боюсь! – призналась жена.
-Ты взрослая девочка и всё-всё понимаешь!
В это время я почувствовал приступ тошноты и стал бороться с ним. Я раскрыл рот, как кашалот и стал глубоко дышать. Часть разговора пролетела мимо слуха.
-Вот, молодец! – услышал я, когда полегчало, — Без трусиков, Ниночка, ты просто неописуема! Тебе необходимо позировать художникам, чтобы они выдавали шедевры!
Я не поверил. Приоткрыв один глаз, намеревался, сравнить то, что услышал, с тем, что увижу. Попытка оказалась невыполнимой. Вокруг возвышались размытые, как кляксы, пятна, будто я глядел через запотевшие стёкла очков. Возникло чувство нереальности, некой потусторонности, когда просыпаешься ночью после болезненного сна и гадаешь, произошло это наяву или нет. Я не мог изменить или каким-то образом скорректировать ситуацию. Я снова закрыл глаза, но приступ тошноты навалился с новой силой. Жужжали «ветролётики» и я кружился вместе с ними. Вынужденно раскрыл веки, уставившись на ближайший изумрудный камушек. Он был маленьким, но из-за того, что лежал перед глазами, выглядел валуном. Я сосредоточился на рельефе камня, а затем перевёл взгляд на палатку. Я не мог понять, где нахожусь, откуда голоса и тени. Алкоголь рассыпал меня, как цифровую картинку. Перед глазами воссоздавалась компьютерная виртуальность, благодаря эффекту пять дэ, приближаясь к истинным переживаниям, но мне чудилось, что я встану и стряхну с себя обволакивающую паутину. Я корил себя, что перебрал со спиртным, но тут же отодвигал негатив, злобно рассуждая, что хочу, то и делаю. Это значительно помогло. Я успокоился и заснул. Но увидел сновидения, которые не мог назвать приятными…


Читайте также:

 

 

 

 

Можно продолжить

 
Лента не найдена