Евгений Цыганов: «Твоя правда может казаться другим дикой»

Евгений Цыганов: «Твоя правда может казаться другим дикой»

Воспользовавшись случаем, СМИ пообщались с артистом «Мастерской Петра Фоменко», актёром, хорошо знакомым всем телезрителям страны, и музыкантом.

Евгений Цыганов, один из ведущих актеров «Мастерской Петра Фоменко», много снимается в кино. Он сыграл главную роль в новом фильме Алексея Чупова и Наталии Меркуловой «Человек, который удивил всех» — и это одна из самых заметных и обсуждаемых его работ. Герой Цыганова — необычное явление для российского кинематографа; актер признался, что и сам не очень понимал, как играть своего персонажа. Перед выходом картины в широкий прокат мы поговорили с Евгением оконфликте между человеком и социумом, важности сопереживания в кино, его дебюте в спектакле Юрия Погребничко «Три сестры», Джеке Керуаке и панк-роке.

— Ваш герой в фильме «Человек, который удивил всех» кажется человеком, который изначально принял судьбу, но затем решился на кардинальныеизменения в жизни. Как вам кажется, когда и почему с ним произошла столь резкая перемена?

— Мне странно отвечать на этот вопрос. Люди идут на фильм, чтобы получить эмоции, впечатления. А мы сейчас им расскажем, в какой момент герой решил что-то сделать. Зачем портить зрителям их собственный трип, перегружать ответами еще до того, как они увидят кино?

— Но мы можем говорить о фильме?

— Мы можем говорить о чем угодно.

— Тогда лично для вас о чем эта картина?

— Прокатную версию я увидел в Венеции. Фильм же состоит из разных этапов. Сначала читаешь сценарий, потом наступает съемочный процесс, во время которого происходят изменения: фильм обрастает подробностями и, наоборот, лишается некоторых деталей. Собственно, что это за картина, о чем она, когда герой решил поступить так или иначе — все это стало для меня открытием, которое произошло на премьере. Я посмотрел и сказал: «Фильм получился о том, что человек бросил вызов смерти, а общество решило, что это вызов обществу». Однако одним предложением невозможно определить картину, в ней много разных тем. Мне кажется, некоторые интересные сцены в итоге убрали. Вероятно, в процессе монтажа и таинства создания кино режиссеры поняли, что им важнее воздух, некая шаманская история, загадочное пространство. Я читаю отзывы и вижу, что зрители попали в эту атмосферу, погрузились в нее. Значит, произошло что-то настоящее, хорошее. Я считаю Лешу и Наташу (Алексея Чупова и Наталью Меркулову — режиссеров фильма «Человек, который удивил всех. — Прим. ред.) очень талантливыми людьми, они обладают хорошим вкусом. Знаю, что с этим сценарием они долго ходили, никто в него не верил. Но в итоге они практически все сделали сами. И главное, сняли кино, которое нравится в первую очередь им самим.

— С одной стороны, ваш герой — типичный деревенский житель, с другой — он совершает нетипичный для себя и своего окружения поступок. В России устойчив миф о «настоящем мужике», который не может быть хрупким, ранимым, не имеет права «быть бабой». Как думаете, эти представления могут стать архаикой в нашей стране?

— Не знаю, как будет в России. Да и фильм не о мутации населения в целом, а о конкретной личности. Вот, например, человек решает, что больше не будет есть мясо. Вся его деревня говорит: «Коль, а ты чего мясо-то не ешь, все едят мясо, а ты нет». Коля отвечает, что пост соблюдает. Они ему: «Коль, ты что, всю жизнь живем, никто посты не соблюдает». Может, это не очень корректный пример, но вот есть твоя жизнь, твое решение, твой путь. Людям вокруг по большому счету на тебя наплевать. Но им не все равно, как ты живешь, их как будто бы это сильно касается. Они начинают обсуждать, возмущаться, пытаться участвовать в твоей судьбе. Хотят даже наказать, если твое поведение не соответствует их представлениям. Они не способны услышать, принять, понять. Ведь изначально Егор — герой, он убил плохого браконьера. А дальше непонятно, что это вообще за история. Для авторов он, вероятно, становится героем позже, когда вступает в бой не с человеком, а с судьбой, своим предназначением. Но это фильм не о том, как надо себя вести, мол, если вы вдруг заболели, то надевайте платье. Кино о другом. Есть масса картин, в конце которых тебе говорят: сынок, если уж начал, то доводи свою работу до конца. Просто помни, что семья — это главное. Па-па-па-ба-ам! Хеппи-энд. В этом фильме никто никого не учит, не объясняет, как надо. Эта картина — возможность полтора часа переживать за другого человека. Ведь у каждого в жизни были моменты, когда приходилось поступать так, как требовала компания, окружение. Я думаю, если человек пришел в кино и его зацепило, он стал сопереживать происходящему на экране, значит, он живой, ведь это абсолютно человеческое чувство — сопереживание.

— Писатель и режиссер Гильермо Кабрера Инфанте в романе «Три грустных тигра» написал: «Или просто в каждом актере прячется актриса?» Мне кажется, для многих актеров возможность появиться на экране в образе женщины — довольно соблазнительная. Как думаете, в каждом актере прячется актриса?

— Я больше скажу: в каждом мужчине прячется женщина. В каждой женщине прячется мужчина. Здесь я не открою ничего сверхъестественного. Оба начала так или иначе присутствуют в человеке. Вот что интересно: когда мужчина переодевается в женщину, это же ненормально, смешно. Получается комедия положений: мужчина, переодетый в женщину. Когда я впервые надел женское платье и каблуки, то меня это развеселило, захотелось немного комиковать, что-то из себя изображать. Это был внутренний посыл, ведь понимаешь всю нелепость ситуации. Но в фильме отсутствует комизм. Это строгая история, суровая по своей сути. Мой педагог Сергей Женовач говорил: «У каждого персонажа есть своя правда». У моего героя Егора есть своя правда. Она может казаться дикой людям, окружающим его, и даже зрителям. Но задача состоит в том, чтобы попытаться эту правду отстоять. И не очень важно, в чем она заключается, главное, что правда принадлежит ему. 

— Ваш герой терпит страдания в образе женщины, но как будто бы и освобождается. Возможно, есть терапевтический раскрепощающий эффект, когда мужчина представляет себя женщиной и наоборот?

— Я не терапевт, мне сложно на эту тему рассуждать. Честно говоря, подозреваю, что так и есть. Подозреваю. Играть в кино — это одна история, а раздавать советы — другая. Я думаю, когда ты способен занять позицию другого человека, увидеть его, услышать, вникнуть в суть его проблемы, наверное, это и есть терапевтический опыт. Есть люди, которые садятся в инвалидную коляску и едут в ней по городу, чтобы понять, что нужно сделать в городе для инвалидов. Это необходимо и, возможно, терапевтически важно для физически здоровых людей. Наш фильм не связан с сексуальной ориентацией или ЛГБТ-проблемами. Он не про сексуальность, а о превращении.

На самом деле, фильм снят, и мы вынуждены про него говорить, будто все о нем знаем. Когда кино снимается, смыслы могут появляться стихийно. Вот есть деревня, в ней живет егерь. Он заболел, лечиться ему бессмысленно, шаманка рассказала байку о превращении селезня в уточку. И он превратился в женщину. Как такую историю рассказывать? В трех предыдущих своих картинах я играл следователя — и что значит играть следователя, я понимаю. А как играть егеря, превратившегося в женщину в сибирской деревне? Я не очень понимаю. Как Наташа Меркулова вспомнила эту легенду про селезня и утку, которую слышала в детстве? Как прекрасный эстонский оператор Март Таниэль снял так, что лес становится живым? Как актриса Кудряшова сыграла так, что ей дали приз за лучшую женскую роль на Венецианском кинофестивале?

— Вы недавно сыграли в спектакле Юрия Погребничко «Три сестры», расскажите, как вам работалось с этим режиссером и будете ли еще играть в его спектаклях. 

— Я знаю этот театр очень давно — когда я был школьником, то ходил смотреть спектакли Юрия Николаевича. Друзья познакомили меня с ним недавно. Так получилось, что у него была необходимость срочно ввести артиста на роль Чебутыкина в спектакль «Три сестры», он позвонил, я согласился. Мне в принципе было все равно, что именно он предложит. Он большой настоящий мастер, редкое явление в нашем театре. Петр Наумович Фоменко к нему с огромным уважением относился. Роль Чебутыкина — это одноразовая акция, поскольку я влетел в этот спектакль за три дня, им открыли сезон. Больше у меня не было возможности его играть. Видимо, в ноябре мы к этому разговору вернемся. Юрий Николаевич сказал: «Будь как будет». Не знаю, как дальше сложится, но мне это знакомство дорого и надеюсь, что я оказался ему полезен.

— В своем родном театре «Мастерская Петра Фоменко» вы поставили спектакль «Олимпия». Какие у вас ощущения от этой работы? Есть ли еще режиссерские амбиции?

— Режиссура — очень хлопотное и нервное дело. Для меня это, безусловно, был очень захватывающий период. Мы год сочиняли «Олимпию», материал новый, не исследованный, режиссер неопытный, артисты — большие. Спектакль еще жив, он идет, его можно посмотреть. Мне и артистам он дорог. Сложно сказать насчет дальнейших планов. У меня, например, есть музыкальная группа, мы хотим наконец-то дописать альбом. А что касается режиссуры, то у меня есть киношная история, с которой я ношусь, театральные задумки, незаконченная «Дама с собачкой», есть желание прикоснуться к «Илиаде». Так получилось, что у меня сейчас активный период в плане актерской работы, поэтому говорить о режиссерских амбициях пока сложно. Хотел бы поставить второй спектакль? Да, хотел бы. С удовольствием встречусь с новой литературой, артистами, художниками. Но и создание песни для меня не менее трепетное занятие.

— Как называется группа, что за стиль?

— Группа называется «Пока прёт», пишется в одно слово латинскими буквами, но любые варианты написания возможны. Изначально то, что мы делали, было ближе к панк-року или даже гранжу. Как сказал наш друг Олег Долин, который играл в нашей предыдущей группе, это спирт «Рояль» 90-х. Не знаю, что он имел в виду — видимо, что-то терпкое, сильное. Сейчас нас пятеро на сцене, две гитары. Просто надо уже записать материал, чтобы можно было сказать — вот наша пластинка. Мы живем от концерта к концерту, очень надеюсь, что в декабре-январе в Москве и Петербурге что-то исполним.

— В одном из недавних постов в фейсбуке вы опубликовали фотографию Керуака. Он — в пантеоне ваших любимых писателей? Кто туда входит?

— Честно говоря, я просто увидел фотографию Керуака и подумал, какая она крутая. Возможно, дело в том, что я сейчас не дома, в дороге, а ведь это главная тема Керуака. Он же про битничество, свободу, мечту, некий идеализм, про то, что пошло все на хрен. Я знаю Керуака по переводам, а о любимой литературе могу говорить только как о написанной на русском языке. Нам очень повезло, что мы можем в оригинале читать Гоголя, Достоевского... Когда я спрашивал маму в детстве, какие у нее любимые писатели, она отвечала: «Пушкин». Я говорил: «Мама, ну какой Пушкин?» Тогда мне казалось, что она просто хотела, чтобы я от нее отвязался. А теперь понимаю — да, конечно, Пушкин.

Когда я читал впервые в 14 лет «Преступление и наказание», у меня поднялась температура, я не выходил из дома. Когда закончил читать, выздоровел и пошел в школу, которую два дня прогуливал, пока болел этой книгой. Если говорить о сильных эмоциях от литературы, то такими были для меня «Тарас Бульба» и «Невский проспект» Гоголя, «Мастер и Маргарита» Булгакова.

Как играть егеря, превратившегося в женщину в сибирской деревне? Я не очень понимаю.

— Актерам часто задают вопрос, кого из героев книг они хотели бы сыграть. А кого из писателей вы бы хотели сыграть?

— Я не большой поклонник байопиков, потому что это априори вранье, художественный вымысел. Есть несколько хороших картин, но не более. Когда снимали «Оттепель», мне понравилось, что это была история не про конкретного оператора, а про выдуманного. Не было такого, что вот сейчас мы возьмем и расскажем, каким бабником и алкоголиком был вот какой-то определенный, всем известный оператор. Зачем? Мне, например, предлагали играть Пастернака. Фильм был не о нем, но Пастернак появлялся в картине. В сценарии он мне показался неприятным, мелочным, скучным человеком, который подставляет близких ему людей. Я не очень хорошо знаю, каким на самом деле был Пастернак, но я читал его стихи, переводы, «Доктора Живаго», и надо сказать, что этот сценарий — ничто по сравнению с тем, что написано Пастернаком. И фильм получился плохой. Талантливый актер играл какого-то человека, который почему-то звался Пастернаком. Возможно, мне попадется когда-нибудь сильный сценарий, понравится затея, но верится в это с трудом.

— Какие у вас недавние яркие впечатления в театре, кино?

— Я редко смотрю сериалы, но мне очень понравился «Траст» Дэнни Бойла, сильная и талантливая история. Бытовой момент из жизни богатых и знаменитых вдруг перерастает в мифологическую притчу, чуть ли не библейскую. Понравился фильм «Три билборда на границе Эббинга, Миссури». Недавно с дочерью пересматривали «Ромео + Джульетта» База Лурманна, отличное кино. Раньше не задумывался об этой картине, но сейчас смотрел и думал: «Это красиво, остроумно, очень трогательно сделано». И неважно, что фильм снят 20 лет назад. Кино тем и прекрасно: ты можешь взять фильм, снятый полвека назад, и устроить себе премьеру.


Глюкоза откровенно о курсах по минету, поцелуях с ...
One Mavro, please!

Читайте также:

 

 

НОВОЕ И ЛУЧШЕЕ

 

 

ЕЩЁ ПО ТЕМЕ