Загадки трапезундской двери. (Продолжение шестое)

Загадки трапезундской двери. (Продолжение шестое)

С завершением археологического сезона и консервацией объектов исследования потихоньку утихал и ажиотаж с пещерно-тоннельными открытиями.

Реальности жизни брали верх над философией множественности миров, историей давно ушедших эпох, сакральными характеристиками церковных конструкций, ветхозаветными притчами и многим другим, что вызывала озёрная купальщица, церковный тоннель с загадочной дверью, пещерные находки и даже открытие археологического сезона в форме подземного кладбища.

Всё это отошло на задний план простой и не очень лёгкой глубокой провинциальной жизни селян Горного Алтая.

Новой информации в «Декабрёвке» за последнее время было настолько много, что она не успевала осваиваться сознанием декабрёвцев.

Конечно, информация, которой обогатилось сознание декабрёвцев за прошедшее лето, бесследно не стёрлась в их памяти.

Рациональность человеческого мозга сумела так распределить новую информацию в своих ячейках, что, сохраняясь в долговременной памяти в глубинах мозга, она не мешала оптимальной мыслительной деятельности деревенских людей не очень привыкших к замысловатым завиткам мыслей.

Придёт время и долговременная память, выдаст сохранённую информацию в текущий рабочий процесс кратковременной памяти сознания.

Но пока, пожалуй, единственный человек, в мозгу которого объём информации и новой и старой неустанно продолжал свой аналитический процесс, был священник Иоанн (Константин Головин).

Он продолжил духовные и материальные изыскания над проблемой поиска трапезундской двери и утраченных ценностей местной церкви, настоятелем которой он был.

По окончании лета и археологического сезона отец Иоанн продолжил заниматься вопросами восстановления своей церкви.

А когда окончательно наступила зима, у священника появилось больше свободного времени, и он стал чаще бывать в архивах, музеях, заглядывать в Интернет, беседовать с местными историками, археологами и, конечно, с представителями Алтайской православной епархии, интересующимися историей христианства, своей епархии и историей родного края.

Обращался о. Иоанн и в административное управление аппарата самого патриарха Московского и всея Руси.

Посещал также Ново-Иерусалимский монастырь, где ему уже приходилось бывать во время учебы в духовной академии.

Это удивительный монастырь с богатой историей, необычной архитектурой с интересными постройками XVII века и связанный с судьбой патриарха Никона, положившего начало вместе с русским царём Алексеем Михайловичем, расколу русской православной церкви на старообрядцев и тех, кто поддержал новации патриарха и царя.

Особый интерес у отца Иоанна вызывала история православного старообрядчества.

С тех пор прошло много времени, но старообрядцы продолжают хранить старые церковные обычаи, придерживаясь старых житейских традиций, которые хранят богатую историю русской православной жизни Российской империи, незамутнённой новациями Никона и современного обновлённого христианства.

Хранят старообрядцы также чистейшую житейскую нравственность, здоровый образ жизни и многие русские исторические тайны, связанные с жизнью древних славян, с историей первоначальной истинной христианской веры, учитывающей опыт и традиции многотысячной истории так называемых славянских язычников.

Отец Иоанн внимательно и с любовью изучал и историю России и российского христианства.

И каждое новое свидетельство прошлого выводило размышления Иоанна на современную жизнь через практические исторические цепочки взаимосвязей религиозной и мирской жизни, которые всегда были тесно связаны человеческими отношениями народов, населяющих Россию и её граничных соседей, замысловато переплетающихся в исторических перипетиях государственных и религиозных отношений.

Пытаясь найти церковные реликвии храма в «Декабрёвке», утраченные в 30-е годы XX века, молодой священник много узнал и об истории декабрёвской церкви, об истории таинственной и сакральной двери древнего трапезундского храма.

История двери настолько была интересной, что на время она затмила всё другое в интересах священника и стала главной темой его религиозного и исторического исследования.

История человечества – это история жизни и смерти государств, наций и конкретных людей, очень тесно связанных между собой.

Это хорошо знал отец Иоанн по истории рода Головиных, к которому он принадлежал по рождению. А история его рода оказалась тесно связанной с историей трапезундской двери и историей государств, в которых пришлось побывать путешественнице-двери.

Какими бы преградами они не разделялись – географическими, политическими, временными и т.д.

И это хорошо чувствуется через понимание взаимосвязей одного, двух и лучше трёх поколений людей.

Если, конечно, время жизни одного поколения считать не 10, не 20 лет, а, например, 30-35 лет, когда и дед, и сын, и внук люди уже взрослые и здравствующие люди.

При этом они активно обмениваются информацией о своей жизни, впечатлениями о реальной жизни своих временных пластов существования.

Тогда и 100 лет не такой уж большой исторический срок. И связь поколений присутствует и хорошо просматривается историческая ретроспектива, и даже перспектива на следующие исторические ступени государства и общества.

Когда умозрительно листаешь страницы истории, промахивая - 100, 200, 300 и т.д. лет, то эти столетия представляются огромной древностью, а жизнь людей тех эпох кажется астрономически не постижимой и даже в чём-то не реальной.

Нередко возникает вопрос: «Действительно ли всё это было когда-то?»

А если смотреть на историю с позиций житейской ретроспективы, то всё становится ближе и понятней с учётом тридцатилетнего шага поколений.

А если посмотреть на карту политическую, где есть наша страна, наши соседи вчерашние и сегодняшние, то выясняется, что земной шар не такой большой, а вчерашние географические территории Римской Империи, Византии, Турции и Трапезундской империи рядом с нами.

А от Трапезундской империи до Российской империи и Советского Союза всего 15 км.

Говорят, что Советская империя (СССР) существовала долгих 75 лет, а Трапезундская империя всего 250 лет.

Римская империя была на политических картах 800 лет, а египетские пирамиды 4000 (или даже 10000) лет.

Выясняется, что всё относительно. А главное, что всё это доступно умозрительному и документальному исследованию, как относительно близкие объекты изучения.

Одним из узловых смыслов истории и трапезундской двери и истории человечества в целом, который чувственно открылся аналитическим стараниям отца Иоанна, является смысл всеобщей взаимосвязи исторических процессов бесконечной конечности этих процессов и причастности настоящей жизни к так называемому прошлому.

Всё оно, как единичное раздробленное сливается в историческое общее, концентрируясь в истории конкретной вещи (трапезундской двери), которая как раз и связывает то, что было, то, что стало и что ещё будет.

Это бесконечность в единстве конечностей, а значит в единстве жизнестойкости миров Вселенной, и в их изменчивой трансформации всего сущего.

Столетия прошлого сжимаются в точках роста будущего, которое испытывает в настоящем каждый думающий атом в интеллектуальных временных сгустках земного Космоса.

И если хорошо присмотреться, например, к тому, что нас связывает с эпохой XIII века Ближнего Востока, нас страну далёкую северную с горячим Ближним Востоком?

И оказывается, что всё ближе находится и теснее связано, чем нам кажется в первом приближении.

Где географически Трапезунд (ныне Тробзон в Турции) и, где деревня «Декабрёвка» с российским Горным Алтаем?

Где Римская Империя географически и исторически? И где Российская Федерация со своей Сибирью?

А ведь связь любая, конечно же, есть, и она ещё долго будет существовать не только умозрительная, но и связь через такие материальные носители культуры, как, например, дверь из храма Святой Софии в Трапезунде.

Поскольку исторические нити с метастазами распада Римской Империи живут и сегодня, проникают в ткань настоящего, конечно, осовремениваясь, но внешне, оставаясь в сущности теми же скрытыми механизмами разрушения, что были и прежде.

И это, возможно, заложено в судьбу государств и империй при их рождении, как смерть заложена в рождённом ребёнке.

И это, конечно, Божий промысел. И связь времён наглядно представлена в храмовой архитектуре Ближнего Востока.

Сколько столетий прошло, а экстерьеры и интерьеры храма Святой Софии в Трапезунде доступны для обозрения были не только в 1263 году, когда он был построен (начато строительство в 1238 году), но и в XXI веке.

И, несмотря на то, что храм в Трапезунде значительно уступает своему двойнику в Константинополе – храму Святой Софии, который турки превратили сначала в мечеть, затем в музей, а сейчас снова в мечеть, трапезундская София радует своей святостью и необычной архитектурной красотой.

Необычность архитектуры с современной точки зрения заключается в том, что при относительно небольших размерах храм создаёт впечатление коренастой мощи и тайной срытой в своей основе силы, отличающих этот храм от лёгкого готического стиля европейских католических соборов тех времён.

Сплошные отяжелённые своей простотой стены византийского храма в Трапезунде подчёркивают свою срытую силу за счёт комбинации кирпича и камня, а также за счёт отсутствия каких-либо наружных украшений.

Конструкции окон продолжают сюжет мощи в экстерьерах храма своими арочными венцами, решётками и каменными плитами с отверстиями.

Двухстворчатые главные двери храма Святой Софии в Трапезунде соответствовали общему тяжеловесному настрою наружного облика храма.

Они были выполнены из мощных бронзовых основ с филёнчатыми формами и завершались накладными чеканными оригинальными сюжетными рельефами по центру филёнок и орнаментными бордюрами по периметру створок дверей.

Металлические конструкции дверей храма с внешним как бы утяжелённым оформлением создавали впечатление красивой массивности, подчёркивающей основательность назначения этого религиозного здания, внушая прихожанам веру во всемогущего Господа Бога в лице Иисуса Христа.

В целом экстерьеры храма Святой Софии в Трапезунде были лишены внешней праздничной нарядной помпезности.

Своей скромной простотой экстерьеры и, конечно, мощные металлические двери (а по-существу – врата) настраивали входящих в храм людей к серьёзному откровению с сакральной внутренней аурой храма.

Аура этого внешне неяркого храма возникает как совместный результат влияния внешнего божественного потенциала и энергии человеческих сердец, обращенных внутрь человека для сосредоточения душевной тяги к чуду божественного присутствия в храме.

Иначе говоря, присутствия Бога в храме для общения с людьми, их просвещения и оказания прихожанам необходимой помощи на сложном пути от смертного существования к бессмертной жизни в лоне вечной божьей небесной благости.

Со дня открытия дверей храма для прихожан в 1263 году прошло очень много времени.

Время изменило политический ландшафт Европы, Ближнего Востока, Малой Азии. Изменило судьбы народов, судьбы материальных носителей религиозной веры.

События политические, подкреплённые военной силой, стёрли многие государства и империи Мира. В том числе и последний оплот православия на Ближнем Востоке – Трапезундскую Империю (1204-1461).

Процесс этот был не одномоментным и не лёгким.

Вряд ли все граждане Трапезундской империи хорошо знали в своё время историю своего государства, а тем более историю полной и могущественной Римской Империи, когда она правила землями всего Средиземноморья и Европы, Малой Азии и Ближнего Востока.

Не все это знают, - думал отец Иоанн, - и в настоящее время даже при обилии информации, множественности средств её доставки, обширной сети образовательных учреждений.

И это вызывало в душе отца Иоанна глубокую душевную боль, поскольку человечество, не извлекая уроков, уже наступало не раз на исторические грабли, на которые нередко готовится наступить и сегодня.

А жаль, ведь история возникновения и распада Римской Империи хороший урок для всех следующих за ней империй, государств и людских поколений.

Особенно для Европы, образовавшей новую Европейскую Империю, которая активно расширяется и идёт к тем же результатам, к которым пришла в своё время Западная Римская Империя.

Римская империя начала зарождаться в I веке до н.э.

В начале это было государство в пределах города Рима, называемое сейчас Древним Римом, которое развилось до огромной Римской Империи.

Своего могущества Римская Империя достигло в античные времена.

Тогда же произошёл раздел империи на Западную Римскую Империю с центром в г. Риме и Восточную Римскую Империю (Византийскую Империю) с центром в Константинополе.

За время своего существования Римская Империя внесла солидный вклад в культуру и общее развитие человеческой цивилизации.

Однако в 395 году она распалась на Западную и Восточную части.

Западная Империя в начале V века начала под напором европейских варваров и внутренних проблем распадаться на мелкие государства. К началу 460 годов власть Рима распространялась лишь на одну Италию.

Императорский римский престол стал центром притяжения военных вождей варварских немецких, галльских, бургундских, остготских, а также англосакских племён и ютов которые по каждому удобному случаю свергали римских императоров.

А в 476 году европейские варвары свергли Ромула Августула.

Он стал последним императором Западной Империи, которая перестала существовать.

Позже многим европейским странам не давал покою привлекательный образ античной империи, и они желали быть её наследниками.

Византийское государство просуществовала ещё почти 1000 лет.

Но многогранными «стараниями» европейских стран, некогда входивших в состав Западной Империи, в том числе силами, организованных ими крестовых походов, под лживыми «флагами» освобождения и защиты святых христианских мест Ближнего Востока, была разрушена и разграблена Византийская Империя.

Если годовой доход крупного государства Европы в средние века составлял около 2 тонн золота, то из одного Константинополя европейские захватчики вывезли сотни тонн золота, изделия культуры, архитектурные шедевры и православную церковную утварь.

С тех пор в европейских странах стали образовываться банки, другие финансовые институты и в целом западная финансовая система, которая набрала силу, в том числе и с помощью огромных богатств, созданных в православной Византии.

На территориях разорённого Византийского государства образовались новые государства.

Среди которых была «Латинская империя» и «Ахейское княжество», которые оказались под протекторатом католических европейских государств.

Православные греки на византийских землях создали «Никейскую», «Эпирскую» и «Трапезундскую» империи.

Воспользовавшись слабостью Византийской Империи и других государств, Османский Султанат в 1453 году захватил разорённый европейцами Константинополь, а в 1461году войска султаната Мехмеда II «подмяли» осколки Византии, а также Трапезундскую Империю.

После падения Трапезундской Империи начались «странствия» по миру главного героя всего нашего повествования - дверей из храма Святой Софии в Трапезунде.

Эти врата религиозного храма, прошли в своих путешествиях огромный временной интервал, и огромные расстояния от юного побережья Чёрного моря, где возникло первое греческое поселение под названием Трапезунд, ставшее позже римской провинцией Понт, а затем столицей Трапезундской империи, а ещё позже городом Тробзон Османского султаната и Османской Империи до холодной России.

Вот такая богатая история этого города и нашего героя – дверей храма Святой Софии в Трапезунде.

Однако это только начало большого пути, который предстоит пройти дверям православного храма.

Конечный пункт путешествий, которых обнаружится в XXI веке, будет далёким горно-алтайским селом с православной церквушкой, в истории которой также немало тайн и сложных исторических обстоятельств, связанных с загадками Трапезунда, Российской Империи и Советского Союза.

Однако пока на дворе XV век и история трапезундских дверей началась совсем не просто в бурлящем историческом сгустке событий Ближнего Востока, в котором даже просто выжить было трудно и людям и святым православным зданиям со всеми их конструкциями и обрядовой атрибутикой религиозных процессов.

С одной стороны наседали «братья» по вере – католические латиняне, с другой мусульманские турецкие экстремисты.

Благо дружественные соседи Трапезундской Империи на Ближнем Востоке в лице православных Армении, Грузии, Крымского княжества Феодоро и России помогли укрыть на своих территориях многих беженцев из захваченной турками Трапезундской Империи, а также религиозные святыни православия.

Говоря о доброжелательных внешних соседях Трапезундской Империи и странствиях дверей храма из собора Святой Софии, следует сказать следующее.

О существовании и приключениях храмовой двери, названной нами «трапезундской дверью» никто и никогда бы не узнал, если бы не один мужественный тайный христианин.

Таких тайных православных верующих под мусульманским турецким игом было не мало в Трапезунде.

Но именно он, воспользовался неразберихой во время разграбления турками-мусульманами христианских храмов в первое время захвата города турецким Султанатом, и сохранил врата (двери) храма, которые начали разорять непримиримые мусульмане.

Сохранил сначала филёнчатые и бордюрные украшения храмовых дверей, а затем и сами бронзовые двери (врата).

Врата храма были медными с накладными металлическими филёнками. Разорявших мусульманских переустроителей храма в мечеть не устраивали библейские сюжеты, отчеканенные на накладных филёнчатых рельефах по всей двери.

Они в один из дней не задолго до заката солнца начали срывать эти рельефы с дверей храма, но всё бросили, отправившись на вечерний намаз.

Вот тогда то наш тайный христианин подобрал, спрятал и долго сохранял все оторванные рельефы и орнаментные бордюры с врат Храма Святой Софии в Трапезунде.

Сделать это было не легко, но волею случая тайным приверженцем православия оказался не простой тайный христианин, каких в тех местах было не мало, а священник тайной пещерной церкви, о которой знали очень немногие.

Эта пещерная церковь через подземный ход примыкала к дому, где жил правоверный мусульманин (днём), а вечером и в особые ритуальные дни правоверный христианин.

Поясним в связи с этим, что город Трапезунд создан греками в 756 году до н.э. на южном берегу Чёрного моря.

С противоположной стороны от моря город тесно окружают горы, изобиловавшие тайными ходами и пещерами.

И не все они были созданы современниками Трапезунда.

Есть любопытные легенды, которые говорят, что эти ходы и пещеры были созданы далёкими историческими предшественниками современного человека.

Это было хорошо известно местным жителям, и они это использовали, не всегда явно. В том числе тайные христиане, которые официально на людях чтили Аллаха. Ночью и в специальные дни исповедовали православие.

Такие религиозные преобразования сохранять в тайне было очень трудно, поскольку в мечетях делались разъяснения всем мусульманам и давались поручения по выслеживанию тайных «неверных». И правоверные мусульмане разоблачили в те времена не мало «неверных».

Однако по свидетельствам потомков того тайного христианина сохранившего часть металлических украшений двери трапезундского христианского храма, многие и многие годы удавалось сохранять тайну святой двери.

Эту тайну хранили не только простые прихожане храма Святой Софии, но и люди, высоко поставленные жизнью на ступени социальной иерархии.

Уникальную роль в этом сыграли представители правящей династии Трапезундской Империи, то есть династии Комниных.

Правящая династия Трапезундской Империи, имела родственные связи с грузинскими царями и князьями православного княжества Феодоро, что располагалось на противоположном от Трапезунда берегу Чёрного моря – в Крыму.

Эти родственные связи не ограничились XIII – XV веками, а имели продолжение вплоть до XXI века и привели в конечном итоге в Россию и её далёкий от Ближнего Востока Горный Алтай.

Но самое интересное, что эта связь времён имеет конкретные материальные воплощения и конкретные родственные связи людей прошлых эпох и людей современных. При чём наших хорошо знакомых людей.

И здесь следует открыть ещё одну тайну нашей храмовой двери и людей с ней связанных.

При чтении данного повествования у читателя наверняка возникал вопрос: А что общего у Горного Алтая и Трапезунда?

А также: Почему так активно отец Иоанн пытается выяснить тайны истории трапезундской двери?

Дело в том, что тайны истории храмовой двери древнего города Трапезунда связаны с тайнами греко-крымского, а затем обрусевшего рода князей Головиных, к которому относился священник Иоанн, названный при рождении Константином Константиновичем Головиным.

Это большая и непростая история рода князей Головиных тесно связана с родом греческой династии, правящей в Трапезундской Империи – династией Комниных.

Точно так же, как часть металлических филёнок трапезундской двери будет связана с Грузией, а часть их с крымским княжеством Феодоро.

Сама же бронзовая дверь-опора филёнок до первой мировой войны будет храниться в тайной пещере Трапезунда.

С приходом в Трапезунд в начале XX века войск Российской Империи, храмовые двери вновь обретут своё законное место. Но не надолго.

После ухода русских из Трапезунда турки-мусульмане вновь выбросят скверные двери, и вновь они будут сохранены христианами.

Однако подробнее об этом позже. Так же и о том, как металлические филёнки и бронзовые древние двери окажутся в России.

Возвращаясь же к роду Головиных, отметим следующее.

История рода Головиных также тесно связана с путешествием по миру главных западных врат (дверей) трапезундского храма Святой Софии, которые через века и огромные расстояния проделают путь от черноморского греческого Трапезунда до горно-алтайской деревушки «Декабрёвка» в Российской Федерации.

И все эти родственные и исторические связи лишь части большой связи времён, в которой есть место жизненным историям людей, историям храмовых предметов, несущих собой сакральные чувства и эмоции людей, облагораживающих не только входы в религиозные здания, но и обогащающие смысл существования людей.

А речь идёт всего-то о дверях (вратах) церкви в древнем городе, которые за время своего существования обросли святостью божественных молитв, тайнами и загадками, которые нам ещё предстоит разгадать в следующих продолжениях данного рассказа.

Продолжение следует

Оцените эту запись блога:
Загадки трапезундской двери. (Продолжение седьмое)
Загадки трапезундской двери. (Продолжение пятое)

Читайте также:

 

 

 

 

МОЖНО ПРОДОЛЖИТЬ