Загадки трапезундской двери. (Окончание)

Загадки трапезундской двери. (Окончание)

Открывая свои не всем известные страницы, история сибирского рода Головиных продолжается. А история трапезундской двери (храмовых врат) собора Святой Софии в г. Трапезунде Трапезундской империи подходит к своему логическому концу.

Поскольку историческое исследование «судьбы» трапезундской двери, которое проводил настоятель «Предтеченской» церкви горно-алтайского села «Декабрёвка» отец Иоанн (Константин Головин), начавшись прошлым летом, практически завершилось год спустя.

Отец Иоанн за год посетил Турцию, побывав в соборе Святой Софии, в архивах Тробзона (Трапезунда), на развалинах греческого монастыря в Крыму, в Москве, Петербурге и Ново-Иерусалимском монастыре.

Вернувшись в «Декабрёвку» перечитывал семейные архивы Головиных, документальные свидетельства, привезённые из Австралии, разговаривал с Борисом Топорковым, с детьми и внуками всеми любимого в своё время Джантая Гурко.

Полное открытие тайн всех загадок трапезундской двери и рода Головиных вряд ли возможно, хотя отец Иоанн к этому стремился.

Всё что удалось священнику Иоанну узнать явно указывало на то, что все исторические дороги вели к «Предтеченской» церкви, которая продолжала хранить некоторые свои тайны.

Но при этом он считал, что на основе уже открывшихся тайн можно сделать вывод об интегрирующем свойстве всех осмысленных отгадок.

Этим свойством является загадочное присутствие представителей родов Головиных во всех эпизодах путешествий трапезундской двери.

Представители этого рода явно опекают древние греческие двери. А их самих, похоже, хранил Бог для выполнения ими начертанной миссии.

Что само по себе является загадкой, несущей, поучительную, может быть, для людей суть истории этой двери, заключённую в своеобразном уроке для человечества о необходимости хранить жизнь на Земле, как Головины хранили «жизнь» трапезундской двери.

Эта, пожалуй, самая изощрённая загадка в истории трапезундской двери, которую нужно было сначала заметить, потом понять, прежде, чем начать разгадывать.

Мы можем лишь предположить возможную разгадку этого урока.

А глубина сути урока, преподнесённого нам историей трапезундской двери, возможно, в динамической вечности Вселенной и в вечной жизни в Космосе.

Возможно в этой вечности и вся мощь и всесильность Космического Разума, который всё создаёт и всё разрушает, чтобы создавать нечто новое.

Суть вечности в обновлении, которая создаётся через рождение и смерть (угасание и разрушение).

То есть, чтобы вечно, безмерно вечно в космосе была жизнь, нужна и временность жизни, временность существования материи и создающей её энергии.

Но далее земных людей ждёт ещё большая загадка, которая опровергает существующую среди людей точку зрения о том, что «из ничего не появляется что-то».

Дело в том, что есть и другое мнение, что «из ничего может возникнуть нечто».

И это мнение, может быть, объясняет, откуда взялась так называемая «точка», которая взорвавшись однажды, образовала Вселенную и всё живое.

Ведь так объясняют современные космологи источник возникновения и расширения Вселенной.

Точка, взрыв, Вселенная, расширение!

Что за «точка» и откуда она взялась? Это загадка всех загадок.

Возможно, поэтапно разгадывая земные загадки вроде загадок трапезундской двери, «подброшенные» нам Богом, мы сможем понять загадку «точки» из которой всё появилось.

Все загадки, так или иначе, своими разгадками объясняют, что такое человек, его суть и роль на Земле и в Космосе.

Но ещё они, возможно, объясняют, что есть сама Земля, её место и роль во Вселенной.

И судьбу Земли, и судьбу человечества мы должны познавать через все «божественные загадки» нам дарованные, в том числе через загадки «судьбы» трапезундской двери, которые могут кому-то из нас показаться преувеличенными или случайными.

Важным при этом, - считал отец Иоанн, - отметить, что случайные обстоятельства или так называемая случайность, как кажущаяся вероятная неопределённость, представляющая фактически скрытую закономерность событий, нередко приводит к серьёзным последствиям, которые открывают тайное и загадочное знание в судьбе людей, государств и вещей, в частности в существовании трапезундской двери.

Здесь же мы хотим отметить, то обстоятельство, что случайное знакомство в 90-х годах XX века студентов Константина Кузнецова и Анфисы Головиной станет началом не только для их совместной жизни, но и импульсом для исторического исследования истории храмовых врат Собора Святой Софии в Трапезундской Империи, проведённого их сыном - священником Иоанном.

Отец Иоанн и поведал нам историю путешествий по миру древней трапезундской двери, которая, как выяснилось, тесно связана с родителями священника Иоанна (Константина Константиновича Кузнецова-Головина).

Подробное изложение истории знакомства и развития отношений Константина Кузнецова и Анфисы Головиной находится в архиве семьи Головина Константина Ивановича - отца Анфисы Кузнецовой-Головиной - предка ссыльного солдата Черниговского полка «декабриста» Константина Головина.

Священник Иоанн настоятель «Предтеченской» церкви, под которой был обнаружен тайный тоннель к древней пещере, ставший началом в исследовании истории «Предтеченской» церкви и «судьбы» трапезундской двери, продолжает своей физической и духовной жизнью историю рода Головиных и опекунскую миссию над трапезундской дверью.

При этом прослеживается тесная связь религиозной и мирской плоскостей жизни людей.

Что, видимо, не следует никогда делить эти плоскости на два раздельных самостоятельных мира.

Мир един, но многогранен, и объединяющим звеном является дух божий, который всё предопределил для непослушных своих рабов, - думал отец Иоанн.

В семейном архиве, потомков солдата Черниговского полка Константина Головина, была косвенная информация о потаённых местах церковного имущества «Предтеченской» церкви.

А также сведения об истории чеканок-барельефов трапезундской двери в виде воспоминаний священника отца Ионы (Владимира Раевского-младшего), а также личных записей священника отца Антония (Ивана Головина – сына Анфисы Головиной и Константина Головина – ссыльного солдата Черниговского полка).

Часть указанных письменных источников хранится в семейном архиве в Австралии, где проживают родители отца Иоанна, дед по материнской линии и бабушка по линии отца.

И где долгое время проживал сам будущий отец Иоанн перед тем, как стать священнослужителем Российской Православной церкви.

В Австралии его готовили к офицерской службе в королевских военно-морских силах, но душа тянулась к Богу, службе в православном храме и жизни на родине своих предков – России.

Поэтому появление молодого потомственного священника отца Иоанна в селе «Декабрёвка» было, конечно же, не случайным.

Случайным его появление было в доме у автора данного пересказа истории трапезундской двери, когда священник пришёл освящать квартиру.

Эта случайность была обусловлена тем, что навещая своего сокурсника по духовной академии, в Никольском храме Барнаула отца Иоанна попросили выполнить просьбу прихожанина об освящении квартиры.

Он то и оказался тем «неизвестным» священником, которого некоторое время не могли найти.

Перед тем, как из Австралии переехать в Россию – на родину его предков, этот любознательный и очень образованный священнослужитель подробно изучил документы семейного архива.

Документы о роде Головиных, документы о деревне «Декабрёвка», чертежи «Предтеченской» церкви, которую основали его мужественные предки, документы о тайно спрятанных церковных ценностях и древних чеканках-барельефах с врат храма Святой Софии в Трапезунде.

Все эти документы указывали на «Предтеченскую» церковь, её тайные подземелья, древнюю пещеру и заброшенный старообрядческий скит.

Отец Иоанн уже многое знал о путешествиях трапезундской двери и судьбе своих родителей. Но были и тайны, которые ему ещё предстояло познать. Эти тайны станут частью и его земной мирской жизни.

Процесс познания бесконечен, чему и появились доказательства при открытии следующего археологического сезона после прошлогоднего обнаружения странного подземного тоннеля и древних в нём захоронений.

Новый археологический сезон приоткрыл завесу над несколькими тайнами, которые проясняют многое из жизни людей, основавших деревню «Декабрёвка» и построивших «Предтеченскую» церковь с некоторыми тайнами от власти и готовыми открыться лишь поколениям своих потомков.

Ссыльные солдаты Черниговского полка по своему горькому опыту и опыту своих предков знали, что доверие между народом и властью вещь не очень надёжная.

Поэтому, когда строили церковь в «Декабрёвке» учли народный опыт. И, чтобы обезопасить святое место в деревне и в их жизни – божью обитель и пристанище беззащитных от стихий и перемен власти людей, они решили тайно использовать природные особенности местности, позволяющие создать защитные рубежи для своего «правоверного святилища».

Этими рубежами стали подземные пустоты на территории деревни, переходящие в карстовые горные ходы, идущие вглубь горного хребта, в котором они случайно обнаружили горную пещеру со следами обитания древних людей.

Эту пещеру ещё до ссыльных солдат использовали для своих тоже тайных верований сибирские православные староверы, соединившие свой затерянный в горах скит тайными ходами с древней пещерой.

В пещере у староверов была своя особенная церковь, отвечавшая требованиям исконной православной веры, как они считали.

Кстати в этой церкви молился Николай Головин – дядя княгини Елены Головиной, ушедший в горный старообрядческий скит от суеты мирской жизни и людской несправедливости, царящей среди людей.

Он много молился и много писал свободных картин, часть из которых обнаружит его далёкий потомок – священник отец Иоанн - настоятель «Предтеченской» церкви.

После строительства церкви в «Декабрёвке» в первой трети XIX века пройдут годы.

Они унесут с собой жизнь князя - отшельника Николая Головина, жизни ссыльных солдат, иноков старообрядцев горного скита и сам скит, который увянет естественной смертью и сотрёт память людей о своей бытности и даже своё местонахождение.

Лишь один потомок ссыльных солдат, ставший наследником двух культур украинской и алтайской, будет знать о древнем старообрядческом ските, и пользоваться его тайнами.

Это будет Джантай Гурко, который на развалинах скита обустроит себе семейное стойбище и будет пользоваться тайным подземным ходом, соединявшим старообрядческий скит и горную пещеру.

В 90-ые годы XX века, когда чужие люди с оружием придут в горное стойбище Джантая, он не сможет защитить свою жену и её убьют, но он успеет спасти трёх дочерей, спрятав в горной пещере, о которой бандиты не будут знать.

Джантай будет долго тайно наблюдать за бандитами и в один из таких дней увидит, как бандит по кличке «полковник» будет прятать золотые предметы из разграбленного древне-алтайского захоронения между большими горными валунами.

Когда «полковник», спрятав небольшой кожаный мешок с золотом из древнего захоронения, уедет в долину, Джантай заберёт этот мешок и перепрячет его в самом надёжном на земле месте – в старинной горной пещере.

Перед смертью Джантай расскажет о драгоценностях своему зятю Борису Топоркову, которого женит хитростью сразу на трёх своих дочерях: Алтель, Алтан и Алкуль.

Чтобы рассказать, в чём заключалась хитрость Джантая, нужно писать отдельный большой рассказ с подробностями, и мы это обязательно сделаем в отдельном повествовании, посвящённом сибирскому роду Головиных.

Джантай расскажет также Борису, как пройти незаметно в пещеру.

Борис будет долго оберегать мешок с древними ценностями, надеясь полноценно использовать их для себя и своих детей, которых у него будет четверо. Трое родных и одна приёмная.

Борис частично воспользуется золотом Джантая, когда жизнь не только в долине, но и в горах станет труднее прежнего. Однако большая часть золотых изделий останется не использованной.

Но, когда строители, восстанавливающие церковь в «Декабрёвке» обнаружат подземный тоннель и «пещеру Джантая», Борис будет защищать своё «наследное богатство», сначала перепрятав его в старообрядческий скит, а затем организовав пещерный спектакль с красивой купальщицей.

Роль купальщицы Борис поручит одной из своих дочерей, чтобы отпугнуть от пещеры назойливых исследователей тоннелей и пещеры.

История появления в горах золота древних алтайцев или скифов не так проста, как может показаться. Это одна из загадок, которую знали и Борис Топорков и Константин Кузнецов – родной отец священника Иоанна.

Это ещё одна жизненная история, которая тоже требует подробного изложения, как части истории сибирских Головиных.

Однако здесь отметим, что история происхождения «золота Джантая» и история чеканок-барельефов трапезундской двери связаны узами древней горно-алтайской пещеры и судьбой Константина Кузнецова и Бориса Топоркова.

На долю Константина Кузнецова выпадет тяжелейшее испытание, когда он, исполняя роль случайного, но добросовестного археологического рабочего липовой «археологической экспедиции», будет заживо похоронен в древнем могильнике вместе с останками древнего человека.

И выбраться оттуда ему помог пенсионер Константин Головин – житель села «Декабрёвка» и его дочь Анфиса Головина, которая станет Константину Кузнецову женой и матерью священнику Иоанну.

Но прежде Константину Кузнецову потребуется помощь психиатров и сиделок медсестёр.

Что испытал этот человек, находясь в могиле, заваленной брёвнами и без всякой надежды на спасение, мы также расскажем в историческом продолжении судьбы сибирских Головиных.

Здесь же скажем, что пройдя ещё рад испытаний девяностыми годами в России, Константин Кузнецов, Анфиса Кузнецова-Головина переедут на постоянное жительство в Австралию.

Борис Топорков «хлебнув лиха» не меньше Константина, останется с искренне любимыми и любящими жёнами в старой деревне «Декабрёвке».

Многими тайнами будет владеть Борис Топорков, но странные захоронения в тоннеле, ведущем от церкви к пещере, не будут известны и ему.

А это очень интересные захоронения расскажут представителям нынешнего времени о жизни в прежние времена, которые никогда не бывают простыми и лёгкими для современников.

Преследования в своё время старообрядцев на государственном уровне в Российской Империи, побудили основателей деревни «Декабрёвка» и первых строителей местной церкви устраивать тайные захоронения своих религиозных иерархов в подземном тоннеле, как в Киево-Печерской лавре.

А все почести и преклонения отдавать им в тайной пещерной церкви. И, что поучительно для других поколений, так это то, что и староверы и обновленцы находили общий язык и места для своих религиозных традиций.

И как подтвердила дальнейшая жизнь, они, верно, поступали, таясь от власти и излишней суеты. В Советском Союзе преследовались не только староверы, но и представители других форм православия и иных религиозных общин.

Примером этому служит жизнь сына Владимира Раевского-младшего, который из диаконов декабрёвской церкви дослужится до священника Петропавловского Собора, что некогда был в г. Барнауле на Соборной площади (ныне площади Свободы) и умрёт в преклонном возрасте во время службы.

Этот священнослужитель с почестями был похоронен на погосте Петропавловского Собора.

Но в 1935 году Собор будет взорван городскими властями, могилы разорены беспощадно и бесследно.

В том числе и могилы многих известных людей Барнаула, например, могила Ивана Ползунова, который изобрёл «огненную машину» - первую в мире паровую машину – прототип будущих паровозов.

Имя Ивана Ивановича Ползунова в настоящее время носит Алтайский Государственный технический университет, но никто не знает, как выглядел этот уважаемый человек, хотя у центрального входа в это учебное заведение стоит ему памятник.

Тем более никто не знает, где покоятся его останки, которые ранее тоже с почестями хоронились на погосте Петропавловского Собора.

Как, впрочем, и останки других уважаемых людей.

Внук Владимира Раевского-младшего, пошедший по следам отца, будет в тридцатые годы XX века репрессирован за верность православию и своим предкам.

Как быстро и беспощадно мы прощаемся со своим прошлым, забывая своих предков.

В результате жизнь человека проходит скомкано, ненадёжно, без веры в завтрашний день и в беспамятстве о недавнем прошлом.

А зачем его знать и помнить? Ведь это прошлое, его не вернёшь и не изменишь. Это уже далеко от нас.

А ведь оно совсем рядом. Более того, оно связано с нами, как бы мы не старались его забыть.

Потомки забывают своих предков, а они окружают нас, влияют на нас.

Посмотрите на любой город возрастом 250-300 лет, на село или деревню с таким же возрастом. Ну, на тот же Барнаул или «Декабрёвку», в которых проходила и проходит жизнь представителей сибирского рода Головиных.

Во всех этих городах и сёлах живём между свалками и кладбищами, между которых стоят жилые дома (нередко прямо на могилах), магазины и заводы.

Заводы производят, люди потребляют, создавая свалки, а земля потребляет и свалки и людей. Правда, всё с большим трудом. Почему и стали строить мусороперерабатывающие заводы и крематории.

Такой своеобразный круговорот жизни и смерти между прошлым и будущим.

В этом круговороте «перемалываются» все люди - простые и претендовавшие на особый социальный статус при жизни и потом, с короткими жизненными историями и длинными, как несколько ветвей рода Головиных.

Две ветви этого рода исторически «зацепились» за Барнаул и Горный Алтай. Это княгиня Елена Головина и крестьянин Константин Головин.

И нашли в этих местах продолжение в лице священника Иоанна.

Однако, если ближайшие предки этого священника нашли приют в Австралии, то где искать приют другим, живущим и умирающим между свалками и разрушенными нами самими церковными погостами?

Стороной обходят, например, жители современного Барнаула парк культуры и отдыха «Изумрудный».

Ничего изумрудного в этом парке нет. Его избегают и старые и молодые жители. Даже те, кто не знает, что это некогда самое большое и самое старое кладбище города открытое в 1750 году по ходатайству купца

1-ой гильдии Акинфия Погиблова.

Купец построил на кладбище «Крестовоздвиженский» собор, в котором завещал отпеть его после смерти и похоронить на этом кладбище.

Кладбище благоустроили. Собор получился одним из лучших в городе. И упокоился с Богом на этом погосте упомянутый купец, наверное, довольный своей дальновидной инициативой.

Но он, к счастью, не узнал, что в 30-ые безбожные годы XX века надмогильные плиты и памятники срубили и выбросили.

А некоторые плиты, которые крепче и надёжнее других использовали при строительстве Клуба Культуры нового «Меланжевого комбината».

Хотя крепость и надёжность, как свойства земных предметов, весьма относительные. Тем более, когда эти предметы с кладбищ укладывают в фундаменты зданий для будущих поколений.

А большущее городское кладбище назвали парком отдыха.

Кладбищенский собор «Крестовоздвиженский» перепрофилировали в планетарий.

Отдыхай честной народ, пей пиво, танцуй и смотри на звёзды в планетарии. И неважно, что у тебя под ногами. Ведь это прошлое, его не вернёшь и не изменишь.

Стоит ли о нём думать?

С тех пор прошло 90 лет, но этот парк так и не стал настоящим местом отдыха горожан. При всех стараниях администрации города он производит удручающее впечатление.

Не спасают положение небольшой прудик с мостиком, жалкие маленькие карусельки, киоски с пивом и конфетами и две аллейки с редкими прохожими.

Кругом могильная пустота, редкие кустики и трава, трава, трава.

Хорошо, что убрали танцплощадку и деревянную эстраду, с которой звучали юмористические куплеты на злобу дня.

Хорошо, что нет безмерного моря машин – нынешнего признака показного богатства и душевной нищеты современников, забывших своих отцов и дедов.

Вокруг изумрудного кладбища и частично на самом кладбище стоят жилые дома и административные здания.

Многие жители прожили жизнь то с севера, то с юга, то с востока, то с запада вокруг этого кладбища. Кладбище очень большое и уже в центре города.

Но не самое лучшее место жительства рядом с забытым прошлым. Настоящее и прошлое совсем рядом. События настоящего очень быстро попадают в массив прошлого.

И чем быстрее это происходит, тем меньше людей современных поколений интересуют судьбы людей недавнего прошлого, их эмоциональные всплески и их интеллектуальные напряжения по поводу своей судьбы и судьбы будущих поколений, тем больше прохлады к своим предкам.

И это повторяется, к сожалению, из поколения в поколение. Потомки повторяют ошибки предков, усугубляя положение своим новым опытом. Мы не умеем учиться на чужих ошибках.

Но прошлое не отпускает, учит нас уму разуму единством прошлого, настоящего и будущего.

Прошли годы, забыли Анфису Головину-Миронову, похоронив её в «Декабрёвке» в середине XIX века, как она просила с золотым медальоном, на котором было выгравировано имя её любимого Константина Головина.

Вторая часть медальона с именем «Анфиса» осталась у Константина. Он не успел или не захотел, чтобы в его могилу клали эту часть медальона.

Трудно сказать, почему именно, ведь после Анфисы Константин Головин женился на своей помещице Елене Головиной.

Мы не вправе упрекать людей ушедших уже от нас в мир иной, тем более что не всё так просто было в их жизнях, как нам может показаться.

А как Анфиса Головина-Миронова приняла новую жизнь своего любимого Константина? Она ведь ушла ещё молодой с яркой и мощной энергетикой.

Мы можем только догадываться. Но есть факты, которые укрепляют нас в мыслях, что прошлое рядом и связь с ним существует.

Судите сами.

Уже в XX веке земля на могиле Анфисы Головиной-Мироновой на старом заброшенном кладбище странным образом выдавила из себя золотой медальончик с именем «Константин».

Блестящим изделием заинтересовались, играющие между могил вороны. Одна из них схватила его в клюв и полетела, неся его, видимо, в гнездо.

Но пролетая над отдыхающим рабочим археологической экспедиции, уронила этот медальончик. Конечно, случайно. Случайно он подберёт этот медальончик.

Также случайно этого рабочего звали Константин.

Также случайно этот молодой человек несколькими годами раньше в студенческий период познакомился с девушкой, с которой у него была случайная близость, но они потерялись, хотя оба хотели быть вместе.

Как позже Константин Кузнецов, так звали рабочего археологической экспедиции, узнает, что ту случайную девушку звали Анфисой Головиной.

Случайно земля выдавила медальон. Случайно его подберёт Константин. Случайно он познакомился с Анфисой.

Случайно Анфиса в могиле XIX века и случайно Анфиса в реальной земной жизни в XX веке.

Случайно, но странно прошлое связано с настоящим. А мы говорим, что прошлое не вернуть и его не надо помнить.

А как же то, что Анфиса из XIX века помогло найти Анфисе, живущей в XX века своего любимого и, как выяснилось, любящего её Константина.

Вот вам прошлое, настоящее и будущее. Всё, видимо, сложнее, чем мы думаем.

Если мы забываем, то прошлое о себе напоминает. И если не всем напоминает, то это только пока.

Ведь жизнь в Космосе существует сразу и вся, как бы нас не учили делить жизнь на ту, что прошла, ту, что есть сейчас, и ту, что будет потом.

Это всё относительные формы одного и тоже явления.

Прошлое, как другая реальность полноценно существует рядом. Но представители, так называемого настоящего, нередко скрывают прошлое забвением или мистифицируют его, окутывая ореолом мистики и неразгаданных загадок.

Примером этому служит «судьба» трапезундской двери и её связь с родом Головиных, которая существует через столетия, соединяя все формы реальности.

Как соединила пещера у села «Декабрёвка» разных людей и разные эпохи.

Все исследования священника привели к «Предтеченской» церкви и к горной пещере, которая не сразу, но открыла свои тайны, и удалось в ней обнаружить часть церковной утвари, спрятанной в 30-ые годы XX века гонений на верующих.

Удалось найти последние чеканки-барельефы, которые настоятель «Предтеченской» церкви передаст в Ново-Иерусалимский монастырь, где трапезундская дверь обретёт свой первозданный вид.

На возвращённое из Трапезунда ещё в годы Первой мировой войны, пострадавшее в годы Второй мировой войны, но восстановленное в 1941 году дверное полотно трапезундской двери вернулись на конец все чеканки и окантовочные бордюры.

Трапезундская дверь заиграла первозданными красками, тенями и блеском искусства мастеров XIII века.

Многострадальная трапезундская дверь была полноценно обретена православным миром и украсила Воскресенский храм Ново-Иерусалимского монастыря, который после разорения 1941 года был полностью восстановлен лишь в 2016 году и освящён Патриархом Московским и всея Руси Кириллом.

Исследование сибирского священника показало, что не всё безвозвратно стареет и растворяется во мгле веков.

История трапезундской двери напоминает об ушедших в прошлое событиях, но в тоже время соединяет вместе людей прошлого с людьми современными.

Примером этому служат жизни представителей рода Головиных, представители семьи Кузнецовых, Джантая Гурко, Бориса Топоркова.

И они продолжают хранить связь времён и нити истории трапезундской двери, которая, возможно, продолжится на новых витках истории человечества с новыми представителями семейств Головиных.

Возможно, что когда-нибудь появится телевизионный сериал «О приключениях трапезундской двери» и её хранителях – сибирских представителях рода Головиных.

Однако в настоящее время история трапезундской двери завершена. Но за её рамками остаётся судьба тоннельных захоронений, что является самостоятельной и большой историей.

За рамками истории трапезундской двери остаются проблемы с «золотом Джантая». Это тоже отдельная, и с криминальным оттенком история, которой занимались соответствующие органы.

Кроме «золотых загадок», тайных религиозных захоронений села «Деабрёвка» история трапезундской двери была полна и другими загадками.

И, если внимательно присмотреться к её загадкам, то мы увидим не только связь времён, но и надежду на будущее. Поскольку Высшие Силы под предводительством Бога никогда не оставят человека с его слабостями и надеждами.

И мы должны в это верить.

Жизнь и смерть существуют рядом и всегда.

А жизнь человека не кончается плотской смертью – это лишь переходный этап к новым загадкам и новым поискам на просторах, действительно, вечного необъятного Космоса.


Китайское Сообщество в Зоне Искусств 798
Загадки трапезундской двери. (Продолжение тринадца...

Читайте также:

МОЖНО ПРОДОЛЖИТЬ

16 февраля 2017