Волшебная Тлена # Мне больно!

Волшебная Тлена # Мне больно!

И тут ты пропадаешь со всех радаров. И очень хочется спокойствия, пауз и небытия. Стать прозрачным и тонким, как линза, почти невидимым, еще более фоновым и незаметным. Потеряться, окружить и оглушить себя тишиной. Потому что больно. Потому что странно и страшно. Потому что нет места и тесно. Потому что хочется сказать, но некому услышать.

В безмолвии сокрыто очень много боли. Тишина порождает страх, порождает сильнейшую ненависть и злобу. Не мимолетную, проходящую, как эмоциональный импульс, нет. Она сильнее. Сильнее и громче любых слов. В тишине люди сходят с ума. В молчании они один на один с болью, тоской, тревогой, с тем, что мучает, не дает спокойно спать по ночам, с тем, что буквально вспарывает тебя изнутри.

Но так вышло, что говорить о своих чувствах, о том, что действительно важно – это глупо. Это неправильно, порицаемо большинством, которое даже не задумывается почему, просто осуждает. Нытье. Так это обычно называют люди. «Не ной, ты же мужик». «Достала ныть, типичная баба». «Никому не нужно твое глупое нытье, займись делом, слабак».
Мы все чаще боимся оступиться, не просим помощи у других, потому что неловко, стыдно и неправильно. Да и зачем? Они скорее осудят, чем помогут. Так уж сложилось. У нас вообще проблемы с пониманием друг друга. Мы не слышим, между нами стены безмолвия и тишины, настолько неприступные и крепкие, что как ни пытайся, не пробиться. Да и мы, зачастую, не пытаемся вовсе, не даем другому шанса. Своей холодностью, обособленностью и отстраненностью заведомо обрубаем все на корню, непрозрачно намекая, мол, не суйся ко мне, не приближайся даже. И за этими образами, которые мы старательно воссоздаём, надевая все новые и новые маски, глубоко внутри надежно спрятаны боль, грусть, страх и отчаянье, желание сказать, поделиться, потребность высказаться и выразить все эти тонны подавленных чувств и эмоций, которые подгнивают и разлагают тебя изнутри. И все молчат. Всем страшно. Я вижу это. Вокруг тихие истерики, внутренние крики навзрыд и до хрипоты в голосе. Я вижу это, и с каждым годом мне все больнее это видеть. Больнее быть тут, среди этой неправильной, бессмысленной и жестокой тишины.

Просто слишком часто нытье стали путать с искренностью, с выражением чувств и боли, от которой никак не спастись, если хоть иногда не выпускать весь этот накопленный балласт наружу. Удивительно, но нам не стыдно быть злыми, глупыми, жестокими, шаблонными, но нам стыдно говорить о том, что мы чувствуем, потому что кто-то за нас решил, что так быть не должно. Но мы люди. И да, мы чувствуем. В этом наша суть. Наше некое отличие, естество, если хотите. И это нормально. Так уж вышло. Такими мы созданы.

Мы без оглядки бежим от самих себя, прячемся и скрываемся под масками, образами, фальшью. И это порождает лишь новую и новую боль, обиду и злобу. На этот мир, на людей вокруг и на себя самих тоже. Замкнутый круг нарастающего одиночества, чья сущность в неспособности говорить о том, что для тебя важно, что трогает тебя, задевает, что вызывает страх, тревогу или радость и хорошие мысли. Цифры, политика, цены, работа, секс, погода, двухнедельный отпуск летом, новости, одежда – это то, что должно нас волновать. Это то, о чем мы должны вести беседы, потому что так правильно, потому что это должно делать нас счастливыми.

Но я вхожу в метро, смотрю по сторонам на людей, вечно спешащих, вечно сердитых, измученных собой же людей с потухшими глазами, поджатым ртом и серостью, которую они вырабатывают, как маленькие электростанции, и я в ужасе. Хотя бы потому, что я часть всего этого. Потому что я вхожу в вагон, становлюсь напротив двери и в отражении ее вижу ровно то же самое. И тогда мне хочется крикнуть очень громко, еще больше и отчаянье, чем обычно, но я все еще молчу. Молчу и, оглядываясь по сторонам, цепляюсь глазами за окружающих, подавляя в себе эмоции, которые с новой и новой силой дают о себе знать, приливают как бурные стремительные волны к берегу перед грозой, я безнадежно гляжу по сторонам и мои печальные глаза, уставший вид, зажатая поза... все во мне кричит: «Мне больно! Мне очень-очень больно. Вы чувствуете? Люди! Вы хоть что-нибудь чувствуете?»

И весь ужас в том, что я знаю ответ. Да.


Оцените эту запись блога:
Сказка. Персений и Зло (Гл.10)
Сказка. Персений и Зло (Гл.9)

 

 

 

 

МОЖНО ПРОДОЛЖИТЬ