Власть дверей

Власть дверей

Словосочетание «власть дверей» - это обратная сторона «формулы организации жизнеустройства человечества», «спрятанная» в замечательном выражении: «Двери власти и власть дверей».

Это, простое на первый взгляд, выражение имеет в действительности глубокий смысл, говорящий о реальном мире дверей и мире власти, подразумевая многообразие дверей, дверей власти в том числе, и важное влияние дверей на человека через скрытое «дверное влияние».

Рассматриваемое глубокомысленное выражение в форме словесного каламбура также говорит о том, что существует тесная обратная связь власти дверей на человека и через него на власть, как таковую.

В том числе политическую, государственную и иные формы власти.

Все, указанные взаимосвязи явлений, составляющие фактически суть обозначенного каламбура, очень наглядно присутствовали в истории российской царской династии Романовых и судьбе её представителей.

История царей – это история «дверей власти» (то есть, способов вхождения во власть), а также история «власти дверей» на членов царской семьи с наглядными примерами влияния интерьеров царских дворцов.

Иначе говоря, история царей - это история «власти дверей» в истории Государства Российского.

Можно, конечно, приводить много примеров и из современной жизни «дверей власти» и эффекта «власти дверей», но истинное явление лучше видится на расстоянии.

Поэтому рассуждения об эффекте «власти дверей» над человеком более наглядно и более взвешенно будут выглядеть при использовании исторических примеров из жизни членов российской царской династии Романовых.

Например, что значила «власть» дверей для первого царя указанной династии – Михаила Фёдоровича Романова?

Вряд ли таким вопросом задавался молодой царь Михаил Романов. Про двери власти он, возможно, и думал, но не о власти интерьеров или дверей над ним. Хотя влияние такое он, конечно, ощущал.

По мнению некоторых историков и современников, Михаил I реально испытывал определённые «дверные чувства», которые возникали, когда он находился в тех или иных местах, тех или иных обстоятельствах.

И, наверняка, свои чувства переосмысливал, особенно в зрелом возрасте. И было о чём задуматься.

Связь между архитектурным стилем интерьера, мышлением человека и его поведением, конечно же, существует.

И дверь, как часть интерьера, особенная часть, конечно, влияет на психику человека и его поведение.

Человек разумное существо, но он живёт в большом и сложном мире. И этот мир тоже существует не изолированно от людей.

И он, непременно, влияет на человека через своих естественных или искусственных агентов, как интерьер и дверь.

В разных помещениях разумный человек ведёт себя по-разному. В церкви он думает и ведёт себя иначе, чем на дне рождения у друзей или в магазине.

То есть, интерьеры и социальное назначение помещения здания или какой-либо территории (кладбище или пляж) диктуют человеку определённые требования к его поведению.

Иначе говоря, между человеком и интерьером возникают некие отношения, в которых интерьеры и двери, как их часть, играют роль субъекта этих отношений, а человек вынужден исполнять роль объекта влияния интерьеров.

Причём эта роль носит характер обратного эффекта (эффекта обратной связи).

Первичный эффект возникает при архитектурном замысле и проектно-строительном определении будущего интерьерного убранства помещения в соответствии с образом мышления архитектора и его представлениями о прекрасных архитектурных образах.

Первичный и вторичный эффекты – это проявления естественного процесса, который проявляется во взаимном влиянии противоречивых сторон жизнедеятельности человека.

В соответствии с постулатами математической философии, если есть прямой первичный эффект влияния субъекта на объект влияния, значит есть (и должен быть) обратный эффект.

Значит, есть в их взаимодействиях определённые отношения, проявляющиеся в прямом и обратном эффектах.

И эти специфические отношения между субъектом (дверью в интерьере) и объектом (человеком в помещении) вынужденно носят властный характер.

Таким образом, мы можем сказать, что существует власть интерьера над человеком и, как частный случай существует «власть дверей» над человеком.

Не все объекты подчиняются управляющим импульсам, но влияние субъекта властных отношений обязательно присутствует.

Обратимся к обещанным историческим примерам.

Процесс миропомазания, проходивший в июле 1613года в Успенском Соборе Московского Кремля, произвёл на 16 – летнего Михаила Романова сильное впечатление торжественностью, с которой он никогда не встречался.

И красотой убранства Собора особенно.

Царские врата иконостаса, через которые царя Михаила I митрополит Ефрем сопровождал, даровали молодому царю ощущение близости к Богу.

И осознание рождения внутри себя совершенно другого человека, человека не земного, божественно возвышенного, человека ответственного за все стороны жизни подданных в Московии.

И ответственность эту возложил на него Бог.

Такое внушали Михаилу I Царские врата.

При этом во всём чувствовалась «власть» божественных врат.

И осознавал это Михаил I не первый раз.

Свою «власть» двери проявляли и прежде. Но по-другому.

Даже своим положением – «закрыто», «открыто» двери влияли на умонастроения молодого русского царя и на его определённые поступки.

Закрытая дверь создавала загадочные иллюзии будущего или страшного настоящего, таящегося за дверью, ввергая в смятение и тревожное ожидание.

Как это бывало в Ипатьевском монастыре, когда по его окрестностям блуждали польские оккупанты.

И, когда крестьянин Сусанин завёл один из польских отрядов в непроходимый лес, чтобы спасти от поляков будущего царя Михаила Романова от вражеской расправы.

Открытая дверь могла разрушить ожидания, открыв в задверье не радужные загадки, а известные банальные истины, смущая сознание Михаила своей бесчувственной циничной властью над ним.

Открытая дверь могла, вместе с тем, покорить своей удивительной энергетикой, прячущейся за византийской пышностью и сакральной загадочностью своих портальных форм.

Как, например, грандиозные двери в Грановитой Палате Московского Кремля, где отмечалось восшествие на престол нового Московского царя.

Эти двери представляли собой мощный торжественный портал с великолепными дверными полотнами, украшенными редкой резьбой с широкими подзорными бордюрами, сверкающими золотым имперским величием.

Блеск богато украшенного дверного портала благоговейно внушал Михаилу Романову веру в мощь Русского Царства и непоколебимую законность русского самодержавия.

Энергетика «власти дверей» в тронном зале Грановитой палаты зримо и незримо влияла на настроение всех проходящих через её порог, а также на излучённую человеческую психику и сознание человека, и, конечно, на принятие им тех или иных решений.

Проходя в конце первого дня торжеств через портал тронного зала Грановитой палаты блистающей своим византийским убранством, избранный царь впервые в жизни, расправив плечи и, укрепляя шаги всей своей осанкой, почувствовал сам и показал другим, что хозяин в Московском Царстве он - Михаил Романов. И надолго.

При этом в историю Российского Государства Михаил I вошёл с приставкой к имени «Кроткий».

Пороговое энергетическое влияние тронного портала, накопившего некий объём сакральной энергии от периодических ритуальных действий, выступает, как аккумулятор и излучатель одновременно энергетических потоков, влияющих с помощью тонких энергетических полей на мышление человека, его поступки и принятие решений.

Это ли не проявления «власти дверей» над человеком, которая организует энергетическое интерьерное пространство и сохраняет его энергетику для своего дальнейшего влияния на страхи и зарождение доброй надежды, формирующих жизненный алгоритм всех людей, пропускаемых через энергетически мощные портальные врата тронного зала Грановитой палаты Московского Царства.

О «дверях власти» и «власти дверей» в жизни первого царя российской царской династии Романовых можно подробно прочесть в статье «Дверь в столовую царя».

«Власть дверей» на себе ощущал и сын Михаила I – Алексей Михайлович Романов (Алексей I «Тишайший»).

Иногда ощущения сына походили на ощущения отца, когда Алексей Михайлович любовался дверной красотой в столовой палате Коломенского дворца.

Там уникальные изразцовые печи совместно с дверной золотой басмой на основе растительного орнамента органично сочетающегося со стенными росписями сформировали удивительный интерьер в стиле русского узорочья. Этот интерьер очаровывал взор Алексея I.

А своим вторичным (обратным) эффектом создавал чёткую связь между качеством, количеством и характером принимаемой пищи в пространстве интерьера столовой палаты и процессом мышления Алексея I.

Гармоничное включение дверей в общий ансамбль интерьера способствовало формированию определённого настроения в душе Алексея Михайловича, которое определяло поведение царя.

И его поведение заметно зависело от преобладающего цвета в интерьере помещения.

Чёрный цвет стенных росписей и дверей придавал поведению Алексея Михайловича серьёзности и невольно добавлял строгости в принимаемые решения.

Интерьеры с дверями красного цвета и его оттенков активизировали мышление, подводя царя к более решительным действиям.

Если потолочные росписи в Коломенском дворце укрепляли в православной вере, то дверной декор в гордости за российских мастеров.

При этом возникал в душе замечательный созерцательный эффект от прекрасных образцов русского художественного творчества.

«Власть» дверей и интерьеров не оставляли в покое Алексея Михайловича даже тогда, когда уже лёжа в постели перед ночным сном он любовался дверьми в спальне, размышляя о прошедшем дне и предстоящих делах следующего дня.

О «власти» дверей на Алексея I подробнее можно прочесть в статье «Двери, мысли и еда Алексея I».

Не миновала своим вниманием «власть» дверей и Петра I Алексеевича Романова.

Он, конечно, испытывал на себе «власть», как обычных, необычных, так и важных дверей.

Двери «обычные» – это те, которые можно встретить на каждом шагу: дома, в присутственных административных местах, на улице.

«Необычные» двери – это те, которые являются редкими или уникальными, как-то «врата ада» в итальянском Турине.

Двери «важные» - это метафорические «двери власти».

Но всё же главными дверьми в жизни Петра I были двери в его личное психологическое пространство.

«Власть» этих дверей на Петра I была достаточно велика.

«Власть» психологических дверей постоянно держала его в напряжении, создавая Петру проблемы. Особенно в детстве и юности.

И даже не очень внимательные современники были вынуждены замечать внутреннюю борьбу «с самим собой» у Петра Алексеевича.

Хотя эта борьба была борьбой с «властью» психологических дверей, которые оказывали влияние на восприятие Петром I дверей «обычных».

В десятилетнем возрасте ему нравились двери в комнате его старшего брата Ивана. Они пленили молодого Петра царственным убранством золотой басмы по шкуре молодого бычка с растительным орнаментом в стиле русского узорочья.

Пётр попросил мать, чтобы и ему изготовили такие же двери в его комнате.

Их, конечно же, изготовили, но басма была не золотая, а серебряная. Отделка соответствовала возрасту братьев.

Но позже «власть дверей» в личном душевном пространстве отвернёт желания Петра в сторону других обычных дверей, но иностранного производства.

Этими дверьми оказались двери снятые с кают пленных шведских кораблей.

И никакие другие двери – самые ужасные, что он видел в Италии («Двери дьявола») и самые шикарные – в стиле франко-итальянского барокко уже не могли силой своей власти оказать влияние на Петра I.

До конца жизни его радовали двери в его первом «Петербургском Дворце», которые были образцами морского «шведского узорочья» с травяным орнаментом.

Об отношениях Петра I к дверям подробнее можно прочесть в статье «Двери и окна Петра I».

Велика сила «дверного влияния» на человека.

Однако «власть дверей» не смогла овладеть сознанием Екатерины I, сменившей на императорском троне Петра I.

Не смогла дверная «власть» подчинить своей воле умонастроения случайной женщины, превратившейся чудесным образом из Марты Скавронской в российскую императрицу.

Не смогли интерьеры императорских дворцов покорить царицу-служанку.

Большую часть своей жизни Марту-Екатерину интересовали «Двери власти», и она преодолела их порог.

Но, войдя в «двери власти», она сумела избежать «власти дверей», которые овладевали сознанием многих особ царского положения.

Как Марте-Екатерине этого удалось избежать, можно узнать в статье «Интерьеры, не укротившие Екатерину I».

Петра II Алексеевича Романова в отличие от его матери Шарлоты Софии, боявшейся «дикой» Московии, как «Врат ада» в итальянском «Дворце дьявола», «власть» каких-либо дверей не смогла овладеть ни душой, ни разумом императора-подростка.

Или не успела, поскольку император внезапно умер, не достигнув совершеннолетия.

О короткой, но шумной жизни Петра II можно прочесть в статье «Двери для невест Петра II».

Анна Иоанновна (племянница Петра I), неожиданно вошедшая в «двери власти» императорской России, став вдовой сразу после свадьбы, чувствовала себя несчастной, ущербной женщиной обозлённой на весь мир.

Особенно на своего дядю Петра I и свою мать царицу Прасковью Фёдоровну Романову (жену царя Ивана V), которая открыто и яростно не любила свою дочь Анну.

И Анне Иоанновне совершенно не нравилась её герцогская участь «гадкого утёнка», повзрослевшего и быстро старящегося в забытой Богом Курляндии.

Лишь пребывание герцогини Анны в спальне своего дома в Митаве создавало ощущение покоя и равновесия в душе.

Скромное обаяние курляндского варианта французского барокко, удачно сочетавшего золотисто-жёлтую гамму цветов с нежно голубыми вертикальными завитками волют, внушало Анне жизненную надежду.

А массивные белые барочные двери с золотыми филёнчатыми включениями создавали ощущение спокойно весомой значимости и гордости за своё царское происхождение. Ведь она была дочерью русского царя из рода Милославских.

«Власть дверей», развернувшая первоначально в Курляндии свои чары, окончательно овладела душой герцогини Анны, когда та стала императрицей Анной Иоанновной, обосновавшейся в Зимнем дворце Петербурга.

Под влиянием «власти» дверной магии, Анна Иоанновна сразу после переезда в новую столицу России – Петербург, перестроила императорский Зимний дворец, сделав его трёхэтажным.

Во дворце обновили представительский зал, оборудовали встроенную церковь и дополнительно построили несколько залов и множество парадных комнат.

Большинство этих комнат были расположены по одной строительной оси, создавая сквозную анфиладную перспективу.

Эти анфилады комнат своей «дверной властью» после «курляндского сиденья» особенно тешили самолюбие Анны Иоанновны.

Она наслаждалась своим величественным шествием по анфиладной линии комнат с множеством открытых для императрицы дверей, ощущая самое большое душевное удовольствие в своей жизни.

Она до конца не понимала, что это наслаждение ей создавала душа, полностью находящаяся под «властью» дверей дворца её императорского величества.

Подробнее о непростой судьбе женщины и императрицы Анны Иоанновны можно узнать в статье «Шуты и карлики в дверях Анны I».

Взаимоотношения «дверей власти» и «власти дверей» в судьбе Анны Леопольдовны (племянницы Анны Иоанновны) и её сына Ивана, ставшего императором Иваном VI сложны своей тесной взаимосвязанностью.

Царствование малолетнего Ивана VI и регентство его матери Анны Леопольдовны, пожалуй, самая печальная история жизни в царской династии Романовых.

Горькие обстоятельства их судеб тесно связанны с «дверями власти» и «властью дверей», не отпускавшими из своих цепких объятий ни Ивана VI, ни его многочисленных братьев и сестёр, ни его родителей до конца жизни.

Прочесть об этом можно в статье «Иван VI, застрявший в дверях истории».

Отношения к дверям, свергнувшей Ивана VI и его мать Анну Леопольдовну, Елизаветы Петровны (дочери Петра I) являли собой уникальный характер и важнейший пример «власти дверей» на красавицу императрицу, прожившую всю свою жизнь среди интерьеров царских дворцов.

Она с детства привыкла видеть роскошное убранство хоромных интерьеров, в которых было не мало образцов высочайшего искусства.

При этом ей, как царственному ребёнку и члену династического семейства, совершенно не удалось привычно дистанцироваться от дверей и их власти.

«Дверные отношения» крепко держали Елизавету в своих объятиях, не давая покоя ей ни днём, ни ночью и всю жизнь после её восхождения на российский трон.

Она так часто меня двери в домах, где жила или останавливалась временно на постой, что у многих возникало чувство, что в здоровье царицы произошли необратимые изменения в сторону душевного неравновесия.

О жизни российской императрицы, не равнодушно относящейся к обычным дверям и «дверям власти» можно прочесть в статье «Дочь Петра I, часто менявшая двери».

Племянник Елизаветы Петровны Карл Петер Ульрих, которого она без его желания провела на российский трон через императорские «двери власти», испытывал к этим дверям сильное отчуждение.

Хотя к дверям обычным, которые окружают жизнь любого человека, у Карла, ставшего императором Петром III были прекрасные отношения.

В одном из своих дворцов в Ораниенбауме (под Петербургом) он с удовольствие занимался обустройством интерьеров в стиле рококо.

И даже делал некоторые эскизы к изготовлению дверей.

Из этого получились весьма привлекательные деревянные двери, оформленные накладными лаковыми панно с сюжетами из китайской жизни, окружённые по периметру филёнок посеребрённым травяным орнаментом.

Эти интерьеры дворца потешной крепости в Ораниенбауме были большой гордостью Петра Фёдоровича и местом, где отдыхала его беспокойная душа.

О непростой жизни и необычной смерти российского императора Петра III можно прочесть в статье «Чужая дверь Петра III».

Под сильнейшим влиянием власти «дверей власти» окажутся и сын Петра III – Павел I. О жизни и не простой смерти Павла I можно прочесть в статье «Тяжёлые двери оклеветанного Павла I».

Не смог сопротивляться влиянию власти «дверей власти» старший сын Павла I – Александр I, который покинул российский трон, выйдя из «дверей власти» при обстоятельствах неопределённого свойства.

Толи он умер своей смертью, толи ушёл в народ, став старцем-отшельником Фёдором Кузьмичом, подлинно неизвестно до сих пор.

Но на могилу этого странного старца в Томске постоянно наезжали члены семьи Романовых и подолгу молились, почитая благословенного отшельника.

О жизни и некоторых подробностях смерти Александра I можно прочесть в статье «Воспитательные и властные двери Александра I».

Все потомки Петра I были раненными пленниками «дверей власти».

Власть «дверей власти» всегда оказывалась сильней объектов своего влияния, покорившихся этой власти дверей.

Тем самым, подтверждая тезис о том, что есть не только влияние человека на всевозможные двери (обычные, необычные, важные), но есть вторая - противоположная часть процесса влияния.

То есть вторичное влияние дверей на человека или обратная связь в структуре властных отношений в соответствии с математической философией, о которой шла речь в статье «Двери власти и власть дверей».


Загадки трапезундской двери. (Начало)
Двери власти

Читайте также: