Иван VI, «застрявший» в дверях истории (Иоанн VI Антонович Романов)

Иван VI, «застрявший» в дверях истории (Иоанн VI Антонович Романов)

Жизнь законного императора Российской империи Ивана VI была похоже на дверь, растянутую во времени.

Казалось бы, что только переступишь порог и тут же окажешься в другом пространстве с другими ощущениями, в другой желанной реальности.

А порог такой высокий и такой бесконечно длинный, что ему, кажется, нет ни конца, ни края.

При этом время совершенно остановилось, а жизнь превратилась в бесконечный лабиринт, который оказался по - существу длинной дверью с обычной для этой разновидности дверей организационной структурой: вход/переход/выход. Однако с необычной судьбой попавшего него молодого человека.

Он ещё совершенно не представлял себе, в какой лабиринт его направила судьба.

Лабиринт Ивана VI начинался с двери (рождение в императорском дворце), дверью же и закончился (насильственная смерть в тюрьме).

Между входом (дверью рождения) и выходом (дверью смерти) был долгий «переход» (жизнь в тюрьме).

Этот переход и был, собственно, лабиринтом, который представлял собой «растянутую в глубину лет» крепкую тюремную дверь в виде искусственного и самого жестокого политико-физиологического лабиринта в истории Российского государства.

Один год на руках матери среди людей в императорском дворце и двадцать три года без родителей в одиночной камере в тюрьме.

Этот режим содержания не пожелал бы и сам Господь Бог людям, нарушившим Его заповеди.

Редко у какого преступника в тюремной истории была такая жестокая судьба.

Что же надо было совершить, чтобы удостоиться такой жизни?

Оказывается ни чего. Нужно было просто родиться в обширном династическом семействе Романовых, и своим рождением нарушить планы других участников гонки за царский престол.

Даже убийство младшего сына Ивана IV Грозного - Дмитрия в царствование Бориса Годунова было менее жестоко и не прикрывалось показной гуманностью вроде заботы о больном царственном ребёнке.

Внезапную смерть малолетнего Дмитрия незамысловато просто, но ясно объяснили: «играл ножичком и смертельно поранился».

Хотя его убийство было также жестоко, но не было изуверски растянуто во времени.

Самым тяжёлым наказанием на Руси во все времена было лишение человека свободы и казнь оного через колесование.

Младенцу-императору Ивану VI досталась самая суровая участь из всех русских царей, оказавшихся на высочайшем престоле, учитывая его малолетний возраст и абсолютную невиновность.

«Ты виноват уже тем, что хочется мне кушать», - говорил волк ягнёнку, таща его в тёмный лес.

Годовалый ребёнок Иван VI плясал на руках Елизаветы Петровны, свергнувшей его двоюродной бабушки, смеялся и улюлюкал, глядя в голубые очи обаятельной родственницы, ласково держащей его на своих прелестных руках.

Персидский шах просил российскую Правительницу Анну Леопольдовну (мать Ивана VI) отдать ему в гарем русскую красавицу и дочь Петра I Елизавету Петровну, одаривая русский престол дорогими подарками.

Лишь только счастливый случай уберёг шаха от последствий опасной затеи.

Позже ему не стало жаль четырнадцати слонов и нескольких сундуков с драгоценностями, когда до него дошли слухи о судьбе русского царственного младенца Ивана VI, в судьбе которого сыграла главную роль прелестница Елизавета Петровна, которую возжелал шах.

Иван VI в это время ещё, конечно, не понимал, что убийцами могут быть не только ужасные «квазимодо», но и обаятельные голубоглазые блондинки, состоящие в родстве со своей жертвой.

Как и белокурая польская жена Лжедмитрия I, Марина Мнишек, жаждавшая русского престола с лживым и коварным мужем, которые появились на политической сцене после смерти сына Ивана IV – Дмитрия.

Убийство малолетнего Дмитрия создало в России хаос, который породил тяжёлые последствия для страны.

Это убийство способствовало появлению нескольких «Лжедмитриев», претендующих на царский трон и созданию основы для длительной кровавой смуты в государстве Российском, завершившейся, к счастью, избранием нового законного царя Михаила Романова и умиротворением страны.

Однако покой длился не долго и закончился на сыне Михаила I Фёдоровича - Алексее I Михайловиче Романове.

Дети Алексея Михайловича, в частности Пётр I, внесли, к сожалению, очередную «смуту» в государственные дела России.

Новые властители не смогли преодолеть прежних недостатков, а наоборот у власти появились новые свойства, в виде коварного тандема тюрьмы и детства, который использовали для получения и удержания власти.

Дети и тюрьма не совместимы по определению, но они, к сожалению, имели место в путаных лабиринтах династии Романовых.

Лабиринт жизни и смерти младенца-императора Ивана VI задуман и исполнен дочерью Петра Великого - императрицей Елизаветой I Петровной, чтобы занять царственное место Ивана VI, своего двоюродного внука.

Продлила «лабиринт Ивана VI» и ускорила «исход» из него следующая царица - Екатерина II, уже имевшая опыт умерщвления неудобного мужа, ставшего краткосрочным императором Петром III.

Путешествие Ивана VI по смертельному лабиринту было придумано и исполнено с женским коварством и безжалостностью.

Не смог свергнутый император-младенец, по понятным причинам, преодолеть коварный лабиринт и «застрял» в нём, оставшись в истории невинной жертвой женщин императриц Российского государства, потянувших за младенцем его родителей, двух сестёр и двух братьев.

Их возможных законных претензий боялись действующие монархи, поэтому смертельно «застрявшего» в «дверном историческом лабиринте» Ивана VI династия Романовых старалась всеми доступными средствами вычеркнуть из истории страны и забыть.

Однако Иван VI «застрял» не только в дверном лабиринте истории, но и в народной памяти. И не только современников.

Вот уже два с половиной столетия прошедшего со дня трагической кончины императора-узника не могут затушевать кровавое пятно, которое осталось на династии Романовых.

Оно требует памяти и покаяния ради прошлого, настоящего и будущего нашей страны.

Это пятно имеет прямое отношение к порядку престолонаследия в царской России сформировавшегося ещё в княжеской Московии и Древней Руси.

Порядок этот складывался долго, писался кровью и чётко отражался на судьбе Российского государства.

Поскольку на вопрос: «Что даёт право на власть – уменье править или божественное (династическое) предназначение?» чёткого ответа в XVIII веке ни в Европе, ни в России не было.

Ответ искал Пётр I и был близок к этому, но не смог найти критериев и способов реального воплощения. Да и государство с обществом ещё не были готовы к решению этой не простой государственной проблемы.

Слепое же копирование Петром I европейского опыта и проведение недостаточно продуманных реформ, в том числе в престолонаследии, подготовили основу и открыли «женскую эру» в государственном управлении России.

«Женская эра» показала, что во всех государственных делах должен быть чётко установленный порядок, создавать и поддерживать который не должны властолюбивые династические женщины, какими бы красивыми и обаятельными они не были.

Об этом не подумал торопливый Пётр I, легко отменяя всё кажущееся ему старым и отжившим.

Изменяя в том числе, сложившуюся систему наследования престола в угоду своих личных амбиций и сиюминутного настроения.

Хотя и прикрытых благими, но туманными намерениями.

Облегчённое отношение Великого реформатора (кого хочу – того назначу) к очень непростому и очень важному вопросу престолонаследия в непростой стране Россия позволили «женской эре», начиная сразу с Екатерины I открыть дверь для череды государственных переворотов, которые долгие десятилетия за этим потрясали огромную страну.

При этом, с женской «непосредственностью», затянув в этот смертельный водоворот и мужских представителей династии Романовых (Александр I свергает через убийство своего отца Павла I).

К тому времени, что очень важно для русского государства, в представителях династии российских царей русской крови практически не осталось.

Немецкая кровь с немецкой кровью после убийства Павла I уже не соперничали, как бы выполнив чей-то ужасный замысел.

В списке жертв российских переворотов заметное место занимает законный император-младенец Иван VI Антонович, безвинно пострадавший в детской колыбели и продолживший страдать ещё двадцать три года в тюремных застенках, не видя людей и живой природы.

У Ивана VI ещё частично сохранялся «русский дух» через характер и частицы русской крови, но жизнь, ребёнка-императора была безжалостно загублена женскими царственными руками в тюремной темнице без окон, но с железной дверью и крепкими замками.

Обворожительно нежных и обаятельных императриц, «озабоченных» судьбою молодого Ивана VI, интересовали лишь власть и исключительно личное благополучие.

Незаконно полученная власть и у Елизаветы I Петровны, и у Екатерины II Алексеевны создавала в их душах перманентный страх.

Страх потерять власть делал их беспокойными и ещё больше заставлял держаться за власть всеми возможными и не возможными, средствами, превращая их в монстров, не «брезговавшими» убийством представителя своего же рода Романовых – законного императора Ивана VI.

Многие ли знают сейчас такого российского императора?

Вряд ли!

Наслуху Николаи и Александры: Александр I, Николай I Александр II, Александр III, Николай II. Ещё две Екатерины, Елизавета и Павел I.

Иван (Иоанн) VI известен не многим. Больше знают «железную» французскую маску времён Людовика XIV, чем русскую, участь которой была также чудовищно ужасной.

Кто же был такой Иван VI в российской истории и какое место он занимал в иерархической структуре престолонаследия?

Предшествовала Ивану VI на царском троне его двоюродная бабушка Анна I Иоанновна, которая объявила Ивана Антоновича (Ивана VI) своим преемником.

Матерью Ивана VI была дочь сестры Анны I Иоанновны Екатерины Иоанновны – Анна Леопольдовна (урождённая Елизавета Екатерина Христина – дочь немецкого герцога Карла Леопольда).

Отцом Ивана VI был немецкий принц Антон Ульрих.

Анна Леопольдовна и Антон Ульрих к моменту рождения Ивана VI проживали в Петербурге.

Их сын будущий царь Иван VI родился в августе 1740 года в Петербурге.

Когда Ивану Антоновичу исполнилось два месяца, он был объявлен официальным императором России, но под регентством Э. Бирона.

Через четырнадцать дней Э. Бирон был свергнут группой лиц, симпатизирующих матери Ивана VI. И новым регентом объявили двадцати трёхлетнюю Анну Леопольдовну.

Однако страной управлять она не умела и не стремилась. За неё это делали приближённые, сместившие Э.Бирона.

Когда Ивану VI исполнился год, стало достаточно очевидно, что кроме милой детской мордашки, малыш имеет неплохие задатки смышлёного человека.

Его мать, не любившая отца мальчугана, была холодна и к сыну, но возлагала на него большие надежды, связывая их со своим будущим.

Увлечённая своей личной жизнью и иллюзиями будущего, Анна Леопольдовна совершенно не замечала событий, происходящих в ореоле царского российского трона.

В частности не замечала и недооценивала странных и совершенно не обоснованных слухов об умственной отсталости её малолетнего сына, и о намерениях своей двоюродной тёти – Елизаветы Петровны по поводу готовящегося дворцового переворота.

Анна Леопольдовна совершенно наивно делилась своими опасениями, возникавшими сразу после докладов подчинённых о приготовлениях заговорщиков, с самой тётушкой Елизаветой. Выпрашивая у неё обещание, не делать ничего, чтобы могло повредить семье Анны Леопольдовны и особенно её сыну.

«Неужели, тётушка вы, действительно, затеваете переворот?» - спрашивала двадцати трёхлетняя Правительница России тридцати двухлетнюю дочь Петра I.

И Елизавета Петровна мило улыбалась, заверяя Анну Леопольдовну в своей любви и верности:

«Ну что вы, матушка, как можно? Ведь я так люблю вас и вашего ангелочка! Тем более, мы же не чужие люди», – говорила Елизавета, теребя розовые щёчки крошечного Ивана Антоновича.

Она умела для всех найти ласковое слово.

Однако в ночь на 25 ноября 1741 года с помощью гренадеров Преображенского полка Елизавета арестовала семью Анны Леопольдовны, а себя объявила императрицей России.

Елизавета потребовала, чтобы Анна Леопольдовна отказалась от детей и прав на престол. Однако бывшая Правительница, опасаясь за судьбу своей семьи, отказала Елизавете. Тем самым «подписала» приговор тем, кого хотела защитить.

Елизавета приказала «вымарать» в документальной истории страны малейшее упоминание о бывшем когда-то на престоле Иване VI, а всем представителям Брауншвейгской ветви династии Романовых разрешила покинуть страну в желательном для них направлении.

Однако, поняв, что это будет способствовать расшатыванию её власти, она выслала в 1742 году опасную семью в Дюнамюнде (окрестности Риги), через два года в Ораниенбург, а затем ещё дальше – в Холмогоры Архангельской губернии. Где четырёхлетний Иван VI был отделён от семьи до конца своей почти двадцати четырёх летней жизни.

В Холмогорах семья Ивана VI жила в одном доме, но бывшего императора содержали в отдельной комнате-камере, глухо изолированной от остальных комнат дома. Мать и отец Ивана VI даже не догадывались, что их сын находится так близко.

Анна Леопольдовна и Антон Ульрих об этом никогда не узнают. Также и о том, что их сына в 1756 году заточат в одиночную камеру Шлиссельбургской крепости, где ему было, суждено сидеть ещё восемь лет под именем «Григория». В официальных же документах он будет упоминаться как «известный арестант».

«Григорий» никогда не узнает, что в разделённой его семье появятся две сестры: Екатерина и Елизавета, а также два брата: Пётр и Алексей.

Анна Леопольдовна стараясь угодить тётушке Елизавете, чтобы выпросить прощения и свободы, называла своих детей именами родственников из династии Романовых.

Однако её старания оказались напрасными.

Между тем её здоровье было подорвано, и при рождении последнего сына Алексея Анна Леопольдовна в 1746 году умерла. Ей шёл двадцать восьмой год.

После чего по указанию Елизаветы I Петровны бывшая Правительница России и мать императора Ивана VI в прозрачной ёмкости наполненной спиртом была отправлена в Петербург для обозрения и похорон.

Отец бывшего малолетнего императора – Антон Ульрих прожил в Холмогорах ещё двадцать девять лет.

Тем временем свергнутый император Иван VI взрослел в Шлиссельбургской крепости, совершенно изолированный от нормальной жизни.

Царствующая Елизавета I Петровна строжайшим образом запретила «известного арестанта» обучать грамоте и совершенно не общаться с ним даже стражникам. Арестанту надлежало уходить за ширму, когда ему приносили еду или при другой надобности.

Арестант уже почти не помнил картин свободной жизни, где были солнечный свет, цветы, деревья и лица матери с отцом.

Он помнил лишь шелест листьев на деревьях в темноте, ночные звуки и лёгкий ветерок по щекам, когда его водили в баню в Холмогорах.

Однако запрет на обучение «известного арестанта» выполнялся к счастью не добросовестно. У Елизаветы Петровны, как и у всех людей, нашлось много «доброжелателей», которых не пугал запрет под страхом смерти на обучение арестанта.

Однако кто занимался обучением Ивана VI не известно, но, по отзывам офицеров охраны по воспитанию он был совсем не самым худшим императором за всю историю России. А, может быть, и лучшим из всех ему предшествующих.

Иван вырос не просто смышленым, а очень даже способным молодым человеком. Он был не просто обучен грамоте, а мог читать старославянские тексты, хорошо знал математический счёт и прекрасно был знаком с православным Писанием, предпочитая старообрядческие его варианты.

У него была отличная память. Он мог цитировать ранее читаное письмо, связно рассуждать. Хорошо помнил эпизоды своего раннего детства.

Кроме того, он был посвящён в своё царское происхождение.

Несмотря на изоляцию от общества и природы из него получился ладно сложенный и весьма симпатичный мужчина роста выше среднего с рыжеватой бородкой, кудрявой густой шевелюрой, прямым греческим носом и серо-голубыми глазами.

И что весьма удивительно, для находящегося в суровой неволе, он вырос с достаточно крепким здоровьем. Возможно, проявилась генетика предков.

Характер был не простым и уверенно сильным. Узник максимально объективно и логически умел отстаивать свои права, которые он вопреки запретам знал и был уверен в них.

Офицер внутренней охраны крепости Овцын, допущенный к прямому общению с «известным арестантом» докладывал графу Шувалову о поведении Ивана VI следующее.

Обычно «известный арестант» свои телесные недуги перемогал самостоятельно без лекарей, но после высочайшего разрешения на особый случай к арестанту был допущен лекарь.

Арестант вёл себя вежливо, достойно и в целом весьма прилично, как и подобает особе его уровня.

Не ведая до этого лекарей как таковых, вёл с ним себя даже немного робко. С лекарем общался на чистейшем русском языке и обходительно.

Однако, когда лекарь покинул камеру узник начал буйствовать, впадая высокомерную амбицию.

Требовал к себе вежливого обращения рядовых стражников с учётом его происхождения.

Требовал, чтобы ему аккуратно и вовремя наливали чай. А, когда они отказались наливать чай, то он стал требовать к себе офицера, крича: «Немедленно пришлите ко мне вашего скверного командира»

Когда пришёл командир, то он стал бранить командира, обвиняя в плохом к себе отношении. При этом слова подбирал резкие и скверные, желая обидеть, как и его обижают.

А когда офицер пытался его успокоить, обещая ужесточить режим содержания, то арестант гневно кричал о том, чтобы не смели на него кричать. Поскольку он принц здешней империи и государь наш.

Ему объяснили, что никакой он не государь. Что всё это враки.

«Известный арестант» действительно был на царя похож поведением и внешностью. Несмотря ни на какие угрозы он вёл себя бесстрашно и с большим достоинством.

Внешностью Иван был похож на мать, но характером, странным образом, напоминал Петра I, своего двоюродного деда.

Эту схожесть, кроме офицеров охраны, могли наблюдать лишь редкие посетители Шлиссельбургского узника, в лице императора Петра III, Екатерины II.

Елизавета Петровна тоже видела «известного арестанта», но у себя во дворце, когда граф Разумовский привозил «Григория», удовлетворяя царское любопытство.

«Шила в мешке не утаишь», - говорит народная русская мудрость. Поэтому о тайном нахождении в крепости свергнутого императора народу и всему российскому обществу было известно.

В народе ходило много упорных слухов, и не совсем беспочвенных, что биологическим отцом бывшего императора Ивана VI был не Антон Ульрих, а придворный художник Андрей Матвеев.

Но как это может быть? Простой художник и династическая особа!

Спустя столетия трудно объективно оценивать некоторые события истории, даже, вошедшие в документы многих держав. Сколько историков, столько и суждений о прошедших событиях.

Что же тогда говорить о личной жизни членов императорской семьи, скрытой от посторонних глаз при их жизни и покрытых пеленой времени.

А что касается художника и девушки из царской династии, то на этот счёт есть не только придворные сплетни и слухи в народе, но и некоторые письменные источники.

Подлинность, которых мы сейчас не можем удостоверить спустя почти 300 лет, но современники разделяли, например, суть содержания «Записок» Якоба фон Штелина о взаимоотношениях придворного художника Андрея Матвеева и будущей Правительницы России Анны Леопольдовны.

Что же это за люди были – Якоб фон Штелин и Андрей Матвеев?

Якоб фон Штелин (Яков Яковлевич Штелин) – это талантливый немец, для которого Россия стала его судьбой.

В 1735 году приехал в Россию по контракту с Санкт-Петербургской академией и остался жить до конца жизни.

Яков Яковлевич был активным деятелем Российской Академии наук, профессор «эквенции» (красноречия), гравёр, художник, мемуарист.

Был талантливым мастером по организации фейерверков при дворах Анны Иоанновны, Анны Леопольдовны, Елизаветы, Петра III, Екатерины II.

Кроме того, Яков Яковлевич был прекрасно знаком с Андреем Матвеевым. И более того, он был его биографом.

Поэтому Штелин знал лично многие обстоятельства жизни и упомянутых императоров и придворного художника Андрея Матвеева.

Что касается Андрея Матвеева, то здесь вопросов без ответов больше.

Как ни старался биограф собрать по крупицам детали жизни художника Андрея Матвеева, не удалось установить точную дату и место его рождения.

Да и дата смерти, возможно, корректировалась, учитывая пикантные обстоятельства личной жизни в период написания парного портрета Анны Леопольдовны и Антона Ульриха, когда они были ещё жених и невеста.

Кроме того, его отчество точно не известно. То ли он «Матвеевич», то ли «Меркурьевич».

А «Петровичем» не мог быть назван, даже если бы отец и признал его за своего сына. При чём здесь Петрович? – спросит читатель.

Дело в том, что биограф Матвеева Яков Штелин в своих «Записках» уверяет, что Андрей Матвеев был незаконнорожденным сыном Петра I.

Родился Матвеев в 1701 году. В Новгороде он встретился с Петром I, который обнаружил в пятнадцатилетнем мальчике способности художника. Царь настоял, чтобы Матвеев ехал в начале с ним в Петербург, а потом по царскому пенсиону заграницу обучаться художественным искусствам.

И в 1716 году Матвеев отправляется в Голландию, Бельгию, где обучался 11 лет. Вернулся в год смерти Екатерины I – 1727 году.

Новые власти изменили своё отношение к иностранным пенсионерам, и они все были вынуждены вернуться на родину.

В Россию Андрей Матвеев вернулся опытным мастером европейского уровня. У него появились ученики.

Его система обучения была взята за основу преподавания в Петербургской академии художеств.

А он многократно приглашался в императорский дворец для написания портретов царственных особ. Фактически стал придворным художником.

С молоденькой великой княжной Анной Леопольдовной Андрей Матвеев познакомился и сблизился до доверительных отношений, когда писал парный портрет Анны и её жениха Антона Ульриха.

С Антоном Ульрихом у Анны были очень натянутые отношения. Она давно отдавала предпочтение своему «нарциссу» Морицу Линару.

Однако художник был так мил и так талантлив, что великая княгиня Анна нашла возможность «улыбаться» и ему.

Отношение художника к предмету художественного «копирования» хорошо чувствуется в манере и характере изображения династических особ.

Анна Леопольдовна представлена на парном портрете с женихом очень красивой и обаятельной.

Герцог Антон Ульрих напротив изображён небрежно и даже равнодушно.

Внешность Анны Леопольдовны на портретах других авторов представлена в менее обаятельном образе, которые значительно проигрывают портрету художника Андрея Матвеева.

Доказывает ли это, что первый сын Анны Леопольдовны император Иван VI – сын Андрея Матвеева и внук Петра I?

Вопрос остаётся без однозначного ответа.

Однако мы вынуждены признать как минимум то, что внешность Андрея Матвеева почти точная копия Петра I, а характер Ивана VI своими многими чертами напоминает неукротимый и творческий характер Петра I.

Схожесть внешности Матвеева и царя отчётливо видна на автопортрете Андрея Матвеева и его жены Ирины Степановны Антроповой.

Кстати после смерти Матвеева у жены совершенно не было денег на его похороны. Талантливые люди часто умирали в нищете.

А умер Андрей Матвеев не своей смертью. Погиб он преждевременно от ножа случайного прохожего в год рождения Ивана VI.

Однако утверждать об этом однозначно очень трудно. Ведь даже его биограф не смог сложить цельную не противоречивую мозаику его жизни и смерти. Да и другая информация об Андрее Матвееве очень противоречива.

Возможно, незаконность рождения Ивана VI придумана Елизаветой Петровной, чтобы оправдать государственный переворот, который она совершила. Так же как и слух о невменяемости Ивана VI и необходимости его изоляции от общества и отстранения от власти.

Женщины большие мастера на коварную выдумку.

Ведь и Екатерина II, как одна из активных участниц «женской эры» в государственном управлении России, прибегала к подобным выдумкам, чтобы избежать передачи власти своему сыну Павлу.

В своих откровенных записях она чётко намекает на незаконнорожденность Павла.

Она даже призывала Павла отказаться от своего отца – Петра III. Но он не отказался.

И она решила наследовать власть своему внуку Александру (будущему царю Александру I), но не успела.

Её, как и Петра I, хватил инсульт, и она умерла, не завершив свой очередной коварный женский замысел.

Примером для Екатерины II, возможно, послужил коварный заговор и переворот, совершённый дочерью Петра I – Елизаветой Петровной, и слухи о свергнутом императоре Иване VI.

Гонимый царственными женщинами, Иван VI с раннего детства томился в одиночной камере, не понимая, почему на его долю выпала такая суровая и не справедливая жизнь.

На кого бы Иван Антонович не походил, и в кого бы он не пошёл, он в жесточайших условиях тюремного заключения вырос умным и энергичным человеком с беспокойным характером и мятущейся душой, которая не могла смириться со своей участью.

День за днём, месяц за месяцем, год за годом душа Ивана анализировала ситуацию, искала выход из клетки, которая окружала её сознание и не давала возможности найти одно единственное решение, которое позволило бы телу обрести свободу, а душе справедливость и покой.

День за днём, месяц за месяцем, год за годом арестант видел только каменные стены и маленькую крепкую дверь в тюремной камере, которые ограничивали его движения, не давали возможности увидеть внешний, не знакомый, но желанный мир.

Его положение было безысходным. Но он не терял надежды.

Главным занятием Ивана был каждодневный напряжённый поиск умозрительного выхода, который подсказал бы пути исхода и вывел бы его на реальный физически-материальный выход из замкнутого тюремного застоя, путём обретения полной человеческой свободы.

Иван уже стал взрослым человеком, его тянуло к людям, к природе с голубым небом и зелёной травой, которые он видел в раннем детстве и хранил в уголках своей памяти, как самые дорогие воспоминания. Лицо матери уже давно забылось, а небо и траву Иван хорошо помнил.

Хотя, может быть, ему это казалось.

За долгие годы пребывания в одиночной камере его разум медленно, но постоянно перестраивался, ища новые возможности, новые свои свойства, новые виды активности.

Генетическая память и знания святого Писания, замешанные на отчаянии живого человека, однажды направили узника на активный, искренний и покаянный поиск Бога.

Кто кроме Бога мог помочь непорочному страдальцу?

Лишь он единственный готов всегда помочь и направить человека, успокоить его душу.

Узник молился и искал пути к Богу, искал тайную невидимую дверь, которая может привести к Спасителю, с которым можно откровенно общаться и жить под его покровительством.

И, о Боже! Слава тебе! Иван нашёл дверь, ведущую к Господу Богу Спасителю и Избавителю нашему.

Этой дверью, как и указано в святом Писании был сын Божий – Иисус Христос.

И сказал Иисус ему после многолетней искренней его молитвы и покаяния: «Ты отрок ищешь дверь выхода. Я и есть эта дверь для тебя»

«Я открыл дверь исхода для чад человеческих, взойдя на Голгофу и, став жертвой на кресте ради спасения конкретного человека и всех людей», - сказал Иисус, - «Приди ко мне и обретёшь и успокоишься»

И сказал ещё сын Божий, что открыл свою дверь, чтобы каждый страждущий и обременённый мог открыть главную дверь, ведущую в небо к Отцу Небесному. А он Иисус поможет на этом пути.

А ещё призвал сын Божий: «Стою пред тобой раб божий Иван и стучу в твоё сердце и разум, чтобы услышал мой голос и открыл мою дверь. Я же буду стучать в дверь отца моего. И мы войдём к нему с тобой, и будем вечерять, ища твой выход»

И Иван открыл свою душу и вошёл в божью дверь.

Его измождённое сознание изменило своё обычное состояние, и душа Ивана приблизилась к достижению внутренней тишины.

Сознание Ивана открылось божественной благости.

Иван сам стал дверью между тюремным миром и миром внешней свободы. Он стал мостом между миром, опознанным и тем, что человек в обычных условиях не может понять. Потому что этот мир находится за гранью понимания.

Всю силу своего разума Иван направил на познание ещё непознанного, в том числе, и мира привычного для людей, но неизвестного Ивану.

Он шёл от известного к неизвестному, приобретая редчайший и удивительный «опыт приближения к смерти», который возникает при выходе души из тела и переходе в другое измерение, которое первопроходцами и последователями их описывается как НЕБЕСА.

К ним привела замечательная, тайная от поры до времени, дверь, которая есть в каждом человеке, но не каждый может её найти и тем более открыть.

Некоторые находят, но не могут преодолеть её порог и застревают в ней. Или на время, или навсегда.

Дверь, как сущностное конструктивное явление, представляет собой сложный многогранный феномен.

Главная же сущность двери состоит в простом, на первый взгляд, феномене перехода через порог.

В явлении перехода дверь являет свою главную характеристику: открывания или закрывания границы между противоположными мирами (известным и не известным).

То есть, чтобы дверь как явление состоялась, должно состояться событие перехода через порог, чтобы дверь могла продемонстрировать все свои функции, приводящие в итоге к цели в задверье.

Иван в силу малолетства и инфантильности родителей не смог преодолеть порог двери в материальном мире живых людей и попал в коварный лабиринт с «женским минотавром», застряв в нём, каждодневно ожидая расправы «женского чудовища», зорко охранявшего двери этого тюремного лабиринта.

Но, к счастью, Иван не застрял в дверях открытых Богом. Он через Иисуса шагнул в Его дверь и обрёл новый мир, новые ощущения, новые знания.

Так и должно было быть, поскольку сущностное предназначение человека состоит именно в том, чтобы преодолевать границы между мирами, поняв их единство, борьбу и противоположности, поскольку человек сам есть дверь.

Именно человек является уникальным местом пребывания и взаимного проникновения противоположных миров, которые человек и разделяет собой.

В жесточайше сложных условиях существования человеческая сущность Ивана явила собой богоподобные качества познания непознанного и даже трансцендентного.

Более того, Иван стал мостом между известным ему, пусть и скудным, миром и миром не известным.

И мост этот помогал Ивану в познаниях. Однако познавал миры он не как все люди во внешнем свободном мире, а иначе.

Его мозг использовал другие виды своей активности, позволявшие представлять живую картину мира за стенами тюрьмы не хуже тех, кто был далеко за стенами тюремной обители Ивана.

И не просто видеть, но и активно познавать не знакомый внешний мир, отказавшийся от него.

Каждый день объём знаний Ивана пополнялся. И не только в области святого писания, но и об окружающем мире и даже о том, что происходит за пределами Земли – планеты.

Обучение «доброжелателей» царского двора дополнялось и за счёт общения с Богом и за счёт приобретённого умения покидать душе тело для приобретения мирского и небесного опыта.

Время шло, и Иван образовывался, приобретя достаточно знаний для реального мировоззрения взрослого человека. Возможно, и для той роли, в которой ему пришлось побывать только один год в раннем детстве.

Ведь не даром офицер охраны тайно говорил современникам, что Иван VI вполне достоин возвращения на свой законный трон, поскольку он являл собой настоящего мужа достойного занять государственный пост.

Такого уровня достиг совершенно взрослый Иван VI, в том числе и за счёт той невидимой небесной Божьей двери, которую знал и видел только он, и которая помогала преодолевать охрану, пространство и время.

И лишь только сейчас становится немного понятно устройство той двери, аналог которой появился в XXI веке в Японии.

Умная автоматическая дверь фирмы «Tanaka» являет собой дверь, которая не открывается традиционными способами (распахнуть, раздвинуть, сложить и т.д.)

В прямом смысле эта дверь не открывается. Она образует своеобразный дверной (арочный, дырочный) проём, который при соприкосновении с человеком подстраивается под контуры человека, стремящегося через неё пройти.

В некоторых зданиях до сих пор инновационными считаются двери, автоматически раздвигающиеся в стороны, когда к ним приближается человек.

Однако дверь, которая, возможно, может служить аналогом двери «Ивана VI» имеет редчайшую конструкцию, которая предполагает много различных элементов.

В качестве основных физических компонентов используются десятки тонких полос из пластичного, но прочного материала. Полоски располагаются горизонтально и перемещаются, раздвигаясь в стороны, создавая своеобразный проём, соответствующий контурам человека.

По периметру этого проёма установлены специальные сенсоры, измеряющие внешние параметры человека (рост, размеры туловища, положение ног и рук) и также предметов, которые несёт человек.

После моментальных измерений управляющие органы автоматической двери раздвигают по сторонам конкретные полосы на разных уровнях и установленное датчиками - сенсорами расстояние.

Описанная японская дверь работает быстро и совершенно не загромождает художественные особенности интерьера.

Её сразу можно и не заметить, как и ту дверь, с помощью которой «известный арестант» общался с Богом и внешним миром.

Внешний мир, в который стремился царский узник, был миром людей. А мир людей – это мир дверей, через которые каждому приходится проходить каждый день, преодолевая порой их сложные пороги.

Одни люди жизненные двери преодолевают, другие «застревают» в дверях, не пройдя лабиринта. Для кого-то вся жизнь превращается в непроходимый лабиринт.

Но все люди без исключения могут и преодолевают свою дверь смерти, которая завершает жизнь каждого человека рано или поздно.

Не смог преодолеть жизненные «дверные пороги» и свергнутый император Иван VI, «застряв» в женском лабиринте лжи, коварства и властолюбия.

Последним сюжетом в изощрённом женско-тюремном лабиринте стал так называемый «заговор Мировича», который организовала и чётко разыграла царствующая в то время Екатерина II.

Поручик Мирович, чтобы решить свои финансово-имущественные проблемы согласился с планом «высочайших заговорщиков» по быстрому освобождению Ивана Антоновича из заключения и «возвращения» его на российский престол.

Между тем двум офицерам охраны Шлиссельбургской крепости был отдан тайный приказ в случае попытки освобождения опального императора Ивана VI, его следовало немедленно убить. Даже если заговорщики предъявят указ самой императрицы.

При попытке Мировича освободить узника, свергнутый царь Иван VI Антонович был заколот шпагами капитаном Власьевым и поручиком Чекиным.

Дверь смерти пропустила всё-таки узника через себя, позволив его душе покинуть коварный лабиринт.

Мирович добросовестно выполнил свою часть плана «заговорщиков», надеясь на милость и благодарность высоких покровителей.

Однако императрица предпочла избавиться от опасного свидетеля.

Мировича казнили, как государственного преступника без царских преференций и сожаления. Мирович не вписался в двери царских замыслов и решений.

Не вписался в них и Иван VI Антонович Романов, «застряв» в тюремных дверях Шлиссельбургской крепости и дверях истории.

История, повторяясь, мало чему учит царей, президентов и народ, всегда остающийся «застрявшим» в многочисленных дверях жизни, нередко превращающихся в непроходимый безысходный лабиринт.


Оцените эту запись блога:
Дочь Петра I, часто менявшая двери (Елизавета Петр...
Шуты и карлики в дверях Анны I (Анна I Иоанновна Р...

Читайте также:

 

 

 

 

МОЖНО ПРОДОЛЖИТЬ